ИЗ РОДОСЛОВНОЙ КНЯЗЕЙ АХЛОВЫХ

  1. Князь Кази Ахлов и его потомки

Одним из наиболее ярких представителей княжеского рода Ахловых (по родословной Ахловы, Алъхъо) был Кази Шолохович Ахлов. Кази родился в 1830 году в разгар Русско-кавказской войны и прожил большую, богатую событиями жизнь.

[- В «Ведомости исчисления кабардинского народа» составленной Якубом Шардановым в 1825 году майор Шолох Ахлов упоминается умершим, т.е. Кази Шолохович не мог родиться в 1830 году.
— Также в «Ведомости…» встречается имя Беслана Ахлова, т.е. Шолох и Беслан не один и тот же человек.
— В Посемейных списках а. Ахлова за 1886 год значится только семья Ахлова Кази Беслановича (1836 г.р.) с сыновьями Хату, Кучук и Темрюко. Т.е. скорее всего статья написана о потомках Ахлова Кази Беслановича. — прим. Zolka.ru]

Военную карьеру он начинал в 1852 году в возрасте 22 лет юнкером в драгунском полку. Храбрость и усердие молодого князя не остались незамеченными командованием. Вскоре он получил чин офицера и стал довольно быстро продвигаться по службе. В 35 лет Кази произвели в майоры и назначили командиром полуэскадрона. В Русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов князь Ахлов в чине подполковника командовал Кабардино-кумыкским конным полком. Его боевые заслуги перед Российским самодержавием отмечены пятью орденами и медалями. В возрасте 52 лет подполковник Кази Шолохович Ахлов вышел в отставку и вернулся в родовое село. Став правителем села после смерти отца, Кази много сделал для улучшения жизни сельчан.

Несколько раз он обращался в администрацию Терской области с прошением разрешить жителям аула переселиться на левобережье Терека на более удобные и плодородные земли. Но царская администрация, несмотря на его заслуги перед самодержавием, каждый раз отказывала ему в прошении.

Кази был человеком строгим, но справедливым, с уважением относился к своим сельчанам, умел выслушивать мнение каждого из них. Перед царским начальством он никогда не кланялся, держался с достоинством. Примечателен такой случай. В Кабарду, чтобы ознакомиться с делами на месте, приехал начальник Терской области генерал Смекалов.

[Алексей Михайлович Смекалов (1838—1890). В 1886 г. Смекалов был произведён в генерал-лейтенанты, а 11 февраля 1887 г. назначен начальником Терской области и наказным атаманом Терского казачьего войска. — прим. Zolka.ru]

Это было летом 1889 года в станице Прохладная. Высокопоставленного царского чиновника встречали пышно. На железнодорожную станцию Прохладная встречать царского генерала съехались правители Кабарды князья, начальники участков, казачьи атаманы… Среди встречавших был и Кази Ахлов. Когда поезд прибыл на станцию, заиграл оркестр, князья и офицеры выстроились в один ряд. Ахлов остался стоять чуть поодаль. Князь знал Смекалова еще со времен Русско-турецкой войны 1877 — 1878 годов. Генерал Смекалов прошел вдоль строя, здороваясь с каждым за руку. Когда дошел до конца строя, он посмотрел по сторонам и спросил:

  • А где князь Ахлов?
  • Он где-то здесь, Ваше превосходительство. Позвать его? — ответил начальник Мало-Кабардинского участка штабс-капитан Шевцов.
  • Нет, — возразил генерал. — Передайте ему, чтобы завтра он приехал ко мне в резиденцию.

На следующий день в сопровождении двух уорков Кази приехал в казачью станицу Прохладная, где со своей свитой расположился Смекалов.

В полдень князь подъехал к резиденции генерала. Кази представился охране и попросил доложить Смекалову о его визите. Вскоре ворота распахнулись. Здоровенный прапорщик, видно, старший в охране, любезно пригласил князя к Его превосходительству, который в это время отдыхал в саду в тени под деревом.

Поздоровавшись, Ахлов спросил:

  • Вызывали, Ваше превосходительство?
  • Вызывал…
  • Слушаю, Ваше превосходительство.

Генерал сидит и молчит, постукивая ножиком по столу. Видно, что сердится на князя. Кази подождал еще минуту, а затем повернулся и ушел, сказав «До свидания».

Кази по натуре был человеком добрым, великодушным, любил детей. Как-то соседские мальчишки у себя во дворе ели арбуз. Один из них бросил корку через плетень в ахловский двор. И надо же было такому случиться в это время Кази находился во дворе, и корка от арбуза угодила в него. Князь промолчал. Заметив это, дети испугались и убежали из дома. Даже на ночь мальчишки не решились прийти домой. Их не было и на второй день. Родители переживали, не знали что делать. Забеспокоился и князь. Позвав соседа, он спросил:

  • Где дети? Почему их не видно?
  • Не знаю, — ответил он.
  • После вчерашнего случая убежали из дома и до сих пор не вернулись. Наверное, боятся.
  • Немедленно разыщите и верните их домой. Они не виноваты. Это дети. Они случайно попали в меня. Я на них не сержусь…

Зато Кази был строг к своим детям. В них он воспитывал мужество, трудолюбие, уважительное отношение к старшим, к обычаям. Словом, Ахлов стремился привить потомкам черты характера, которыми всегда славились адыги.

Вспоминал его внук Темиркан Ахлов: «Дед требовал от нас, чтобы мы всегда одевались аккуратно и по «форме» черкеска, папаха на голове и кинжал на поясе. Нарушение влекло строгое наказание. Однажды я это испытал на себе. Было утреннее время. Я вышел на улицу, забыв припоясать кинжал. Возле ворот стоял дед с несколькими стариками, которые увлеченно о чем-то говорили. Дед глянул в мою сторону, затем подозвал к себе и огрел меня палкой по спине, сказав: «Сейчас ты вышел на улицу без кинжала на поясе, а завтра, гляди, появишься и без штанов. Марш в дом!». В то время мне было 12 лет…

Жена Кази Ахлова происходила из знатной княжеской семьи Жамботовых. У них родились три сына — Хату (1865 — 1901), Титу (1868 — 1927), Нахо (1874 — 1937) и дочь Дыга (Дыгъэ) (1880-1945).

Хату, старший из сыновей Кази, получил хорошее по тем временам образование, знал арабский и русский языки, учил этим языкам сельских ребят. Он был женат на княжне Атажукиной. Хату умер в 1901 году в возрасте 35 лет, оставив после себя сына Темиркана и двух дочерей: Таужан и Маша (Мащ1э).

Рано овдовевшую княгиню Атажукину отдали замуж за Нахо младшего брата Хату. Таково было решение Кази главы семейства. От этого брака родились мальчик, скончавшийся в раннем возрасте, и девочка Кубата, которая прожила до 1990 года. С установлением Советской власти в Кабарде князь Нахо Ахлов был арестован и сослан в Сибирь. Отбыв срок наказания, в 1934 году он вернулся на родину и поселился в Моздоке. В 1937 году Нахо снова арестовали и сослали в Сибирь, где он и скончался.

[Ахлов Нахо Казиевич. Родился 1868 (1882), с. Нижний Курп, Мало-Кабардинского окр., КБАО; кабардинец; неграмотный; б/п; хлебопашец, сторож заготзерно. Проживал: г. Моздоке..
Арестован 3 июля 1928 г.
Приговорен: Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ 2 ноября 1928 г., обв.: по ст.ст. 58-10, 58-13 УК РСФСР..
Приговор: к ссылке на Южный Урал сроком на 3 года. Реабилитирован 30 декабря 1996 г.
Арестован 9 сентября 1937 г. НКВД КБАССР.
Приговорен: Постановлением Тройки НКВД КБАССР 17 сентября 1937 г., обв.: Обвинение в распространении слухов о гибели советской власти, в агитации, направленной на развал колхоза, высказывал террористические намерения в отношении коммунистов..
Приговор: ВМН. Расстрелян 17 сентября 1937 г. Реабилитирован 15 сентября 1989 г. Прокуратурой КБАССР.Источник: Книга памяти Кабардино-Балкарской Республики — подготовительные материалы — прим. Zolka.ru]

После смерти Кази, которая последовала в 1904 году в возрасте 74 лет, правителем села становится его второй сын, поручик Титу Ахлов. Во многом он походил на отца, был строг, трудолюбив. Вместе с крестьянами он косил сено, ел с ними из одного котла, был прост в общении с ними. Титу был женат на дочери Темболата Абеева. Детей у них не было. В годы Гражданской войны поручик Титу Ахлов с оружием в руках воевал против большевиков. С установлением Советской власти он был арестован и решением суда расстрелян в 1927 году.

Свою дочь (Дыгъэ) князь Кази Ахлов отдал замуж за сына влиятельного князя Большой Кабарды Кучука Наурузова Ислама. Родовое село Наурузовых (ныне сел. Исламей) располагалось на берегу реки Баксан. Князь Ислам Наурузов унаследовал от отца Кучука большое состояние: табуны лошадей, огромное количество поголовья крупного рогатого скота и овец. С приходом новой власти это имущество было конфисковано, а самого князя арестовали и решением суда расстреляли в 1927 году.

После этого вскоре княгиня Дыга Наурузова (Ахлова) с малолетними дочерьми (Лелей и Тамарой) переехала в родное село Ахлово, где жил ее племянник князь Темиркан Ахлов с семьей. Но здесь им долго жить не пришлось. В 1930 году князь Темиркан Ахлов с семьей и родственниками был выселен за пределы Кабарды. Сначала они поселились в Моздоке, а затем переехали в Чечню и жили там до конца своих дней.

[Ахлов Темиркан Хатуевич. Родился в 1880 г., Н.Курп; кабардинец; Проживал: Н. Курп.
Приговор: выселен в Сев.Осетию (кулаки) Реабилитирован 29 июня 1995 г.
Источник: МВД Кабардино-Балкарии — прим. Zolka.ru]

  1. Последний из князей Ахловых

Темиркану исполнилось неполных 12 лет, когда скончался его отец князь Хату Казиевич Ахлов. Внезапная смерть отца потрясла мальчика. В его глазах угасла радость. Он перестал выходить на улицу, появляться на людях… Иногда Темиркан ходил на Курп за село и подолгу сидел одиноко на берегу речки, стремительно уносящей свои воды на северо-восток к Тереку. Темиркан любил отца. Благодаря ему он многое познал в жизни, научился читать и писать, выучил два языка арабский и русский. Хорошо знал русский язык и дедушка Темиркана Кази, который 30 лет находился на военной службе в русской армии. Смерть старшего сына свалила Кази. Он слег. Обострились и старые раны, полученные на войне, да и годы давали о себе знать. Темиркан навещал дедушку каждый день. Появление внука радовало старика. Кази расспрашивал Темиркана о его делах, интересовался продолжает ли он читать книги из отцовской библиотеки. Кази не скрывал от внука своего желания видеть его в недалеком будущем на военной службе в чине офицера. Через две недели Кази пошел на поправку и вскоре встал на ноги. Темиркан был очень рад этому. Своего дедушку он любил и гордился им.

Однако на этом не закончились печали в доме Ахловых. Оставив детей, мать Темиркана Гуашахан — вернулась в Большую Кабарду к родителям. Кази не стал этому препятствовать. Он понимал, что Гуашахан рано овдовела, еще молодая и может второй раз выйти замуж. Запретить это он ей не мог. Ее отец князь Асланбек Атажукин был большим другом Кази Ахлова, не хотел обижать его, вмешиваться в их семейные дела. Пусть решают сами.

Атажукин был известной личностью в Кабарде и за ее пределами. Он часто бывал в разъездах. И в это время, когда Гуашахан вернулась домой, Асланбек находился в отъезде — гостил у кумыкских друзей. А когда он вернулся домой и узнал, что дочь покинула дом Ахловых, строго распорядился:

  • Пусть возвращается в дом покойного мужа к детям и воспитывает их.

Князь Асланбек не мог поступить иначе. Он не хотел порвать родственные узы с другом, известным и влиятельным в Кабарде князем Кази Ахловым.

На следующий день княгиня Гуашахан с обозом из трех телег, нагруженных тканями, продуктами и пряностями, а также с двумя слугами впридачу, отправились из Атажукино в Ахлово.

Асланбек также объявил, что внуку Темиркану Ахлову он дарит 50 кобылиц. Своим табунщикам князь дал указание:

  • Выбрать 50 лучших кобылиц, на каждой поставить тавро и держать их на особом учете. Пусть они множатся.

«К тому времени, мысленно прикинул Асланбек, — когда внук станет взрослым и женится, у него уже будет свой табун». Атажукин облегченно вздохнул.

Прошло несколько дней. Смирившись с тем, что будет доживать свой век в Ахлово, Гуашахан возилась с дочерьми в их комнате, когда в полдень к ним заглянула Нуржан жена Титу Ахлова. Дочь Темболата Абеева Нуржан была красавицей. Но Аллах не дал ей детей. Как своих, она любила этих девочек. Да и девочки, Таужан и Маша, тоже любили Нуржан за ее доброту и ласку.

Выпроводив детей во двор, женщины остались вдвоем.

  • Вчера свекр приглашал к себе старших рода и эфенди Кербека, — поведала ей Нуржан.
  • И что они решили? — спросила Гуашахан.
  • Они решили выдать тебя замуж, — ответила Нуржан после некоторой паузы.
  • Как? И за кого же? — удивилась Гуашахан.
  • За Нахо, младшего брата Хату.

Из сыновей Кази Нахо являлся самым младшим. Он еще не был женат. Старейшины рода решили отдать за него Гуашахан, чтобы Нахо стал отцом и кормильцем детей покойного Хату. Этот древний адыгский обычай. Решение старейшины рода безоговорочно выполнялось его членами.

Шли годы. Умер Кази Ахлов- старший князь Малой Кабарды. Это случилось весной 1904 года. После него старшим в роду по возрасту был отставной подпоручик Гилахстан Ахлов. Но правителем родового селения становится второй сын Кази поручик Титу Ахлов.

От брака Нахо и Гуашахан родились мальчик и девочка. Мальчика назвали Шира, а девочку Кубата. Но мальчик прожил недолго. В возрасте 9 лет он умер от лихорадки.

Темиркан вырос, возмужал. Он был доволен, что является владельцем большого табуна. Про себя он все подсчитывал, сколько лошадей теперь у него в табуне? Две сотни, а может, уже три? Ему хотелось поскорее посмотреть на них, пересчитать их…

Молодой князь собрался в дорогу. Матери и отчиму он сказал, что едет в Большую Кабарду проведать дедушку, которого давно не видел. Дорогу Темиркан хорошо помнил. К полудню он прибыл в Атажукино. Приезду любимого внука Асланбек очень обрадовался. Князь тут же распорядился: в честь молодого князя из Малой Кабарды устроить пир на все село! Атажукин не мог наглядеться на внука. Как он вырос! Какой стал красивый, статный! Трое суток старик не отпускал Темиркана. В честь молодого князя произносились тосты, звучала музыка, танцевала молодежь. На четвертые сутки Асланбек разрешил внуку в сопровождении нескольких уорков отправиться на пастбища, где вместе с атажукинскими табунами паслись его лошади.

Темиркан спешил. Здесь он не был еще ни разу. Хотел поскорее увидеть своих скакунов, узнать сколько их у него уже стало. Теперь он не только родовитый князь, но и владелец табуна. При этой мысли он даже немного возгордился, стал держаться солиднее, изменилась осанка, папаху одевал, как это делает дедушка Асланбек, на коне восседал по примеру покойного дедушки Кази…

Вскоре показались и они, несметное количество лошадей, пасущихся большими группами на склонах хребта и в широкой долине. Перед глазами Темиркана открылась удивительно красивая панорама: зеленые луга, речка, зигзагом прорезывающая долину, кустарники и редкие деревья, росшие вдоль берега речки и на склонах хребта, голубое небо, усеянное редкими белыми облаками и высоко парящими птицами…

Заметив всадников, появившихся на склоне хребта, двое из табунщиков направились к ним навстречу.

  • Добро пожаловать, дорогие гости, — приветствовал их старший табунщик Хасан.
  • Это гость из Малой Кабарды — князь Темиркан Ахлов. Слыхали о таком? — представил князя табунщикам один из его сопровождающих по имени Кайсын.
  • Как же не слыхать? Слыхали. Приветствуем тебя, дорогой князь! — ответили табунщики и спешились.
  • Так вот! Князь приехал посмотреть на своих лошадей, которых подарил ему дедушка, наш уважаемый князь Асланбек,- сказал Кайсын о цели его приезда.
    Табунщики переглянулись.
  • Но их уже нет, — нерешительно ответил Хасан.
  • Как нет? А где они? — спросил все тот же Кайсын.
  • Прошлым летом, дорогой князь, приезжали твоя мать и отчим. Они продали их. Мы думали, что ты знаешь об этом, — поведал Темиркану Хасан.

Темиркан был удивлен, но промолчал. При чужих людях он не стал выражать своего возмущения. Попрощался с табунщиками и повернул обратно. На всем пути он не произнес ни слова, был обижен, подавлен. Темиркан не стал заезжать к дедушке в Атажукино. Поблагодарив сопровождающих его уорков, он поехал домой в Ахлово.

Матери и отчиму Темиркан не сказал, что побывал на пастбище смотреть своих лошадей. Но рассказал все своему другу Шухибу.
-Уеду я Шухиб. Не хочу жить с теми, кто со мной так поступил: Уеду без шума и огласки, — поведал Темиркан другу о своем решении покинуть Кабарду.

Как ни уговаривал Шухиб молодого князя не делать этого, Темиркан был непреклонен. Уложив в котомку свои небольшие пожитки, он покинул на рассвете Ахлово. Матери и родственникам Темиркан не сказал, что уезжает. Об этом знал только Шухиб, который поехал на станцию Муртазово проводить друга. Поезда пришлось ждать долго. Друзья успели поговорить о многом, вспомнить детство, отца Темиркана Хату, который учил их грамоте, русскому и арабскому языкам…

Наконец поезд прибыл на станцию. Прощаясь, друзья обнялись.

  • Темиркан, обещай, что напишешь, как только устроишься.
  • Напишу, Шухиб, обязательно напишу. Скажи моей матери, чтобы не беспокоилась за меня. Все будет хорошо, не пропаду.

После нескольких коротких гудков поезд тронулся с места и, постепенно набирая скорость, помчался в сторону станции Прохладная. Шухиб постоял еще некоторое время на перроне, глядя в сторону убегающего вдаль поезда. Когда он исчез из виду, Шухиб поехал домой, ведя коня Темиркана за поводок.

На третьи сутки поезд прибыл в Царицын. Темиркан слышал об этом городе от дедушки Казн. Он располагался на берегу реки Волга. С давних пор адыги именовали ее Индыл. В Царицыне Темиркан сошел с поезда. Здесь он решил остановиться. Разыскал постоялый двор, снял комнату, расположился. На следующий день, утром, перекусив в трактире, Темиркан отправился на ярмарку. Впервые он видел такой большой базар. Было очень шумно, народу много. Здесь и богатые купцы, и рядовые торговцы, и горожане-покупатели, и крестьяне- продавцы из деревень в лаптях, и шарманщики, и нищие попрошайки, и цыганки-гадалки… Торговля шла бойко. Темиркан ходил по рядам, с интересом рассматривая все, спрашивая цены на товары. Чуть дольше он задержался возле торговцев рыбой. В один ряд стояло много подвод, наполненных рыбой. Бородатые мужики- крестьяне звучно зазывали покупателей.

Подъехала карета, запряженная двумя гнедыми жеребцами. Из нее вышел барин, немолодой, но стройный, одетый со вкусом. Подошел к торговцам рыбой. Мужики, кланяясь, поприветствовали его. Видать, он был их хозяином. Барин поинтересовался, как идет торговля. Затем он подошел к Темиркану и спрашивает:

  • Я вижу — вы с Кавказа?
  • Да, я из Кабарды, — ответил Ахлов.
  • Очень приятно. Будем знакомы: Михаил Александрович Соломин, полковник в отставке. В 1904 -м воевал вместе с кавказцами против Японии. Храбрые были войны. А вы кто будете?
  • Князь Темиркан Ахлов… Знакомлюсь с вашим городом. Понравится, поживу здесь.
  • А вы, князь, неплохо говорите по-русски.
  • Отец учил, — пояснил Темиркан,- Он был образованным человеком, учился в Астрахани, в Каире, знал русский и арабский языки.
  • Чем могу быть Вам полезен, князь? — спросил Соломин.
  • Мне бы найти работу. Помогите, если можете,- сказал Темиркан.
  • К вашим услугам, князь. Кстати, в моем хозяйстве нужен управляющий. Если это вас устроит, будете работать у меня. Живу недалеко от Царицына, на берегу Волги. Чудное место! Согласны?
  • Согласен, — ответил Темиркан после небольшой паузы.
  • Где вы остановились, князь?
  • Снял комнату в постоялом дворе.
  • Хорошо. Я тут закончу свои дела и заеду за Вами.

Темиркан вернулся в гостиницу собирать свои вещи. Ему долго не пришлось ждать Соломина. Посадив Темиркана рядом с собой, Александр Михайлович скомандовал своему кучеру:

  • Егор, трогай. Едем домой.

Дорога пролегла по правобережью Волги. С высокого обрывистого берега она хорошо, четко просматривалась. Дедушка Кази рассказывал внуку об этой реке. Но Темиркан не думал, что она такая большая, такая широкая. Кази также поведал внуку об интересной истории, связанной с попыткой Турции построить канал, соединяющий Волгу с Доном. Это было XVI веке при султане Селиме I. В его правительстве финансовую службу возглавлял знатный черкес по имени Касым, который составил проект соединения каналом Волги и Дона. В случае осуществления этого проекта турецкие суда получали свободный доступ из Черного в Каспийское море для последующих военных операций против Персии. Строительство канала грозило доставить большие неприятности не только Персии, но и России, которая незадолго до этого овладела Казанью и Астраханью. Султан Селим I отправил, в Крым эскадру с турками и предписал крымскому хану присоединить к ним часть своих войск для осуществления проекта Касым-паши. В прорытии канала принимали участие и черкесы — около трех тысяч человек из племени бжедугов. Однако проекту Касым-паши не суждено было осуществиться. Ввиду нехватки продовольствия и приближения к Астрахани русского войска турки и татары разбежались. «А черкесы, — рассказывал Кази внуку, — воспользовавшись смятением в войсках, побили многих татар своих давних недругов, а многих взяли в плен…»

А экипаж Соломина мчался по дороге вдоль берега, оставляя за собой облако пыли. Темиркан внимательно слушал Михаила Александровича, который много рассказывал, вспоминал эпизоды из фронтовой жизни в Русско- японской войне 1904 — 1905 годов, поражался храбрости и отчаянности воинов-кавказцев, с которыми ему пришлось воевать против японцев… Темиркан слушал его и смотрел на Волгу на эту удивительно красивую реку, смотрел на плывущие по ней пароходы, которые издавали протяжные гудки при приближении к населенному пункту, к причалу. Прерывистыми гудками встречные пароходы приветствовали друг друга. А внизу, у побережья реки, часто можно было видеть мужиков, которые ловили неводом рыбу.

И наверху кипела жизнь. Экипаж проехал мимо двух деревень. В них было оживленно. На полях зрела рожь. Скоро должна начаться уборочная страда. На лугах то там, то здесь пасутся коровы, лошади. А пастухи с длинными кнутами мечутся между ними.

К вечеру они приехали на хутор, где располагалась усадьба Соломина. В центре хутора стоял большой, крытый железом дом с четырьмя белоснежными колоннами. Вдоль широкой аллеи, ведущей в дом, густо росли алые розы. Чуть далее от аллеи, по обе ее стороны и вдоль, возвышались деревья. За барским домом раскинулся большой фруктовый сад. И все ухожено и красиво.

Карета подкатила к дому и остановилась у его входа. Соломин и Ахлов по белокаменным ступенькам поднялись в дом. Михаил Александрович представил молодого князя своей семье жене и дочери, прислуге. Он объявил им, что отныне этот молодой князь будет управляющим в его хозяйстве. В барском доме Темир кану выделили одну комнату, большую, уютную, выходящую окном в сад. Хозяин установил новому управляющему хорошее жалование. На следующий день Соломин возил Темиркана по своим владениям знакомил с хозяйством, которым он должен будет управлять. Это большие земельные участки, на которых дозревала рожь, деревня, где жили его крестьяне, большой скотный двор, озера, табун лошадей, псарня, фруктовый сад, мельница…

Темиркан задержался возле лошадей. Ему стало грустно. Он тоже имел чуть ли не целый табун. Но, увы… Соломин знал, как кавказцы любят этих животных. Улыбаясь, он сказал:

  • Князь, можешь выбрать себе коня.

Темиркан не стал откладывать это на завтра, решил коня выбрать тут же. И выбрал высокого, стройного гнедого. Но барин предложил ему другого, ростом небольшого и на вид невзрачного. Князь обиделся. Соломин пояснил свое предложение:

  • Это моя лошадь. Я на ней ездил во время военной службы. Хотя она такая на вид, но не подведет.

Темиркан согласился, взял и оседлал ее. И стал он служить русскому помещику, отставному полковнику Соломину Михаилу Александровичу. Днем он ездит по хозяйству, проверяет работу крестьян, дает указания, одного хвалит, лентяя ругает… Ездит Темиркан по полям, смотрит на близлежащие калмыцкие степи, на пасущихся там лошадей… Но барин предупредил его: «Не заглядывать на калмыцких лошадей, а тем паче не пытаться красть их. Они охраняются не табунщиками, а жеребцами. А они страшно злые, быстроходные. Если попытаешься угнать лошадей из охраняемого ими табуна, они разорвут на куски твоего коня и тебя самого».

Темиркан все-таки решил проверить, насколько это правда и заодно испытать своего невзрачного коня. Поскакал Ахлов в калмыцкие степи к калмыцким лошадям. Стал приближаться к ним. И тут два жеребца с ревом понеслись на Темиркана. Когда они приблизились к нему, Ахлов пришпорил своего коня и тот рванул с такой скоростью, что злые и быстроходные калмыцкие жеребцы остались далеко позади. Князь остался доволен своим «маленьким» гнедым.

Живет Темиркан в русской деревне припеваючи, его приглашают на именины, на крестины, всюду черескский князь в почете… И написал он о своей роскошной жизни в село Ахлово другу Шухибу. А тот с письмом в руке побежал к Гуашахан сообщить добрую весть о сыне. Вскоре об этом известили и князя Асланбека Атажукина, который был злой на внука за его «бегство». Князь Атажукин, как только узнал о месте нахождения Темиркана, написал ему письмо, в котором потребовал от внука немедленно вернуться домой. «В противном случае, — писал он, — заставлю тебя вернуться под конвоем».

Прочитав письмо деда, Темиркан сник, загрустил. «Что делать?- думал он, — Ехать домой или не ехать? Как быть? Дед все равно не отстанет, он заставит меня вернуться домой. Раз знает, где нахожусь, он может прислать за мной жандармов. Дед в Кабарде важная персона…»

Прошел день, другой. Соломин заметил изменения в настроении молодого князя, спросил:

  • Что с тобой, князь? Почему такой мрачный? Ты не заболел?
  • Нет, Михаил Александрович, я здоров. Письмо вот получил из дома. Близкий родственник умер. На похороны надо ехать, — слукавил Темиркан.
  • Когда едешь, князь? — спросил Соломин.
  • Завтра утром.

Барин распорядился, чтобы к утру ему собрали продукты на дорогу. А жалование он выдал ему с лихвой. На следующее утро вся семья Соломина поехала с Ахловым в город на железнодорожную станцию. Успели вовремя. Поезд уже отправлялся со станции.

  • Мы ждем тебя, князь, — произнес Соломин, крепко пожимая руку Ахлову.
  • До свидания, князь,- сказала Зоя Павловна, жена барина.

Поезд набирал скорость. Темиркан прыгнул на подножку последнего вагона и, помахав Соломиным рукой, сказал:

  • Спасибо! Спасибо Вам за все, Михаил Александрович. Я постараюсь вернуться… Но Темиркан знал, что сюда он больше не вернется.

На станцию Муртазово поезд прибыл утром. Сойдя с поезда, Темиркан направился к дому, где размещались резиденция начальника 4-го (Мало- Кабардинского) участка. Штабс-капитан Шевцов, начальник участка, оказался на месте. Представившись Шевцову, Темиркан попросил коня, чтобы поехать домой в Ахлово, пообещал вернуть его сегодня же. Начальник участка дал ему коня.

Весть о возвращении Темиркана быстро облетела весь ахловский аул и вскоре дошла до Атажукино. Князь Асланбек призвал внука к себе. По настоянию деда Темиркан рассказал ему о причине своего внезапного отъезда из Кабарды. Дед был возмущен поступком дочери и зятя. Как они могли, не имея на это право, распродать лошадей Темиркана без его ведома?

  • Ради Аллаха, дедушка, не говори моей матери ни слова о том, что я рассказал тебе и не ругай ее. Обещай это. В противном случае я уеду навсегда, — умоляюще попросил Темиркан деда.
  • Ладно, — сказал Асланбек после некоторой паузы. — Обещаю. И ты пообещай мне выкинуть из головы слово «уехать». И вообще — ты уже человек взрослый и пора тебе жениться. Осенью сыграем свадьбу… И никаких возражений…

Шел 1914 год. В мире было неспокойно. Между ведущими странами шла борьба за передел мира, захват чужих земель. Наиболее агрессивен был молодой германский империализм, пришедший к столу переговоров, когда мир был уже поделен между старыми капиталистическими странами.

Предварительно заключив договор о совместных действиях с Австро-Венгрией, 1 августа 1914 года Германия развязала войну с Россией, в которую постепенно втянулись 38 стран мира. Царское правительство объявило всеобщую воинскую мобилизацию. Кабардинские князья и уорки откликнулись на призыв правительства России вести войну до победного конца и добились разрешения сформировать конный полк в 400 сабель. За короткое время был сформирован полк из 500 всадников. Помощником командира Кабардинского конного полка назначается подполковник Федор Николаевич (Тембот Жанхотович) Бекович-Черкасский, прибывший в Нальчик из Центральной России. Родом он был из Малой Кабарды. Позже, будучи на фронте, Ф. Н. Бекович — Черкасский получил звание полковника и возглавил этот полк. В числе первых в конный полк записались молодые представители Мало — Кабардинского дворянства — Астемировы, Азапшевы, Анзоровы, Абеевы, Инароковы, Исламовы, Мартазовы, Тимтировы, Хапцевы, Элтуховы. В полк записался и князь Темиркан Ахлов. Но влиятельный Асланбек Атажукин на время приостановил отправку внука на фронт, сказав: «Успеет еще помахать шашкой».

Осенью, как того хотел дедушка Асланбек, внуку сыграли свадьбу. Темиркан, а женили на княжне Наурузовой из Большой Кабарды. Атажукин хорошо знал князей Наурузовых, родовое селение Исламово располагалось на берегу Баксана. Прошло три года. В семье Темиркана Ахлова росли уже два мальчика — Султангери и Уматгери. Не стало князя Асланбека Атажукина. Он умер вскоре после рождения Султангери в 1915 году. Время было неспокойное.

В 1917 году в России произошли два важных события: в феврале свергли царя Николая II и власть в стране перешла в руки Временного правительства во главе с Керенским, а в октябре в результате вооруженного восстания большевики во главе с Лениным взяли власть. Через год в России началась Гражданская война. Бывшие правители России при поддержке стран Антанты начали войну против страны Советов. На юге России бывший царский генерал Деникин сформировал армию из бывших офицеров, представителей дворянства и казачества. Князь Темиркан Ахлов вступил в армию Деникина. Волею судьбы Темиркану пришлось воевать на берегу Волги возле Царицына. Вспоминал он про доброго барина Михаила Александровича Соломина и поскакал вместе с сослуживцем на хутор, где находилась его усадьба. Подъехали к дому, а он стоит без окон, без дверей, вокруг все разрушено. Постояли, посмотрели на все это и повернули обратно. И тут старушка идет навстречу. Темиркан спросил ее, где хозяин усадьбы. Тяжело вздохнув, старушка ответила:

  • Да, милок, здесь жил такой барин, хороший был. А нынче он за границей. Уехал с семьей еще до того, как царя-батюшку-то нашего скинули. Говорят, во Францию подался…

Бабка попалась на редкость разговорчивая. Поблагодарив ее, всадники поскакали обратно.

Закончилась Гражданская война. По всей России белогвардейские войска были разгромлены, а остатки разбежались кто куда. Прапорщик князь Темиркан Ахлов, оправившись от раны, полученной в Донских степях, вернулся в Малую Кабарду. В полночь он въехал в Ахлово. Больше года он не был здесь, соскучился по дому, друзьям и родственникам, по родным местам. У ворот Темиркан спешился. На шум пес Джамуго бросился с лаем, но, узнав хозяина по голосу, он утих и, виляя хвостом, пошел к нему. Темиркан погладил Джамуга по шее, голове и пошел в дом в сопровождении пса. Коня, на всякий случай, оставил у ворот.

Дома были все: мать, отчим, жена и дети. От отчима Темиркан узнал, что в его родовом селении новая власть власть Советов. Ахлово переименовано в селение Нижне-Курпское. Теперь селом управляет исполнительный комитет. Начались аресты князей и тлакотлешев. Арестован Титу Ахлов. Его куда-то увезли, а куда — неведомо. Новая власть отбирает имущество у князей и тлакотлешов. Так по всей Кабарде.

  • У нас все забрали. Живем впроголодь, — с грустью рассказывал Нахо.

К осени 1920 года из княжеского рода Ахловых из числа взрослых мужчин остались в селе только двое — 46 летний Нахо и 30- летний Темиркан. Остальные женщины да дети. В 1924 году скончалась жена Темиркана княгиня Лина Наурузова. Через год он женился. Его второй женой стала Бцина Докшокова из знатного дворянского рода из селения Докшоково (Дэкъшыкъуей, ныне Старый Черек). От второго брака родились два мальчика и девочка: Ахмед в 1927 году, Хангери в 1929 и Бица в 1931 году. Еще до рождения девочки семья Темиркана была выселена местными органами власти из родового селения за пределы Кабарды. В 1930 году Ахловы поселились в Моздоке. Здесь они купили хороший по тем временам дом, крытый железом, и стали жить. В 1936 году скоропостижно скончалась Бцина. Темиркан овдовел второй раз. В том же году умерла и дочка Бица, которой едва исполнилось 5 лет.
Мать и дочь похоронили в Моздоке. Их могилы расположены рядом.

В 1937 году Темиркан женился третий раз. Нашхо Азапшева, третья жена Темиркана, происходила из известного тлакотлешского рода. Азапшевы жили в селении Хапцево. С приходом советской власти они были выселены за пределы Кабарды, жили в Моздоке. В 1937 году органы НКВД арестовали Темиркана. Вскоре арестовали и его старшего сына Султангери, который работал в то время помощником дежурного на железнодорожной станции Моздока. Он был членом Союза коммунистической молодежи (ВЛКСМ), возглавлял комсомольскую организацию на станции, являлся ударником коммунистического труда. Несмотря на это суд приговорил его к высшей мере наказания и вскоре был расстрелян. Ему было тогда 17 лет. О том, что Султангери арестован и расстрелян, Темиркан не знал. Об этом ему стало известно спустя год, когда он сбежал из тюрьмы в 1938 году. Темиркан пробрался в Чечено-Ингушетию в селение Назрань к старому приятелю. Ибрагим, так звали этого ингуша. Он приютил семью Темиркана после ареста Султангери, а затем перевез ее в Сунженский район в казачью станицу Ассиновскую, помог с жильем. Темиркан некоторое время скрывался в Назрани, жил у Ибрагима. Через несколько месяцев он переехал в Ассиновскую к семье. Здесь Ахловы осели надолго.

По-разному сложились судьбы других сыновей Темиркана Ахлова. Уматгери, второй по возрасту, родился в неспокойном 1917 году. Ровесник Октябрьской революции он не получил образования. Как княжескому сыну ему не разрешили учиться в школе. Подростком пошел работать в колхоз, начинал рядовым колхозником, стал бригадиром. В 1941 году Уматгери призвали в ряды Советской Армии, служил на Украине. Здесь его застала война. Одним из первых встретил врага на границе, воевал храбро. Об этом говорят боевые награды: орден Славы третьей степени, медали «За отвагу» и «За победу над Германией». После войны Уматгери вернулся домой в Ассиновскую. Восстанавливал разрушенное войной хозяйство, снова возглавил полеводческую бригаду в колхозе. Женился на украинке, появились дети — сын и две дочери.

В 1952 году в возрасте 62 лет умер Темиркан Хатуевич Ахлов — последний титулованный князь из рода Ахловых, не покинувших Отечество. Темиркана похоронили в селении Семашко недалеко от станицы Ассиновской. Недолго пожил и Уматгери. В возрасте 42 лет он погиб в автоаварии в 1959 году. После смерти Уматгери его жена с детьми переехала на Украину.

В сравнительно молодом возрасте ушел из жизни и Ахмед — третий сын Темиркана Ахлова. Он жил в станице Ассиновская, работал в местном колхозе, затем трудился буровиком в геологоразведочной группе министерства нефтеперерабатывающей промышленности Чечено-Ингушетии. Ахмед был женат на черкешенке, имел сына Султана и дочь Надю. Ахмед умер в 1979 году в возрасте 51 года. Похоронен в селении Семашко, где покоится прах его родных и близких. Здесь находятся могилы княгини Дыги Казиевны Ахловой, княгини Таужан Хаутиевны Ахловой, княгини Кубаты Наховны Ахловой. В Семашко похоронена и дочь Таужан Хаутуевны — Земфира. На кладбище Семашко находится и могила высланного из Кабарды Эльберда Мартазова…

Четвертый сын Темиркана Ахлова — Хангери в семилетием возрасте попал в станицу Ассиновская. Здесь он окончил семилетнюю школу, затем Серноводский сельскохозяйственный техникум, служил в рядах Советской Армии. После демобилизации из армии много лет трудился механиком в колхозе в станице Ассиновская, в городе Грозном на предприятиях нефтеперерабатывающей промышленности Чечено-Ингушской АССР. За многолетний добросовестный труд и производственные успехи Хангери Ахлов награжден медалью «За трудовое отличие». Когда подошел пенсионный возраст, он ушел на заслуженный отдых. Вместе с женой Розой Самоговой (родом из сел. Плановское) Хангери воспитал двух сыновей и дочь. В 1993 году Хангери Ахлов с семьей вернулся на землю предков и поселился в г. Тереке.

Старший сын Алексей живет в г. Красноярске. В семье Алексея растет сын Артем — самый младший в известном старинном княжеском роду Ахловых. А самый старший в роду 73-летний Хангери Темирканович Ахлов живет в г. Тереке с семьей — супругой Розой Самоговой, сыном Андреем и дочерью Земфирой.

В. Бесленеев.

[В итоге: князья Ахловы считаются «иналидами», но генеалогия от Кази Шолоховича или Кази Беслановича к Иналу пока не отслеживается. ДНК-тест потомка Кази показал гаплогруппу G2a1 близкую (на уровне жизни общего предка 19 веков назад) к тлекотлешам Муртазовым. — прим. Zolka.ru]

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий