ОБ ИСТОРИИ И ПАМЯТНИКАХ СЕЛЕНИЙ АБУКОВЫХ

Абуковы (по-кабардински - Абыкъу/Абыкъуэ), от абазинского слова абхъв (переводится как скала, утес, гора, горный [Абазинско-русский словарь… 1967: 123]) - знатный дворянский род Большой Кабарды. Имеет абазинское происхождение [Абазины… 1989: 33], как и многие жители, возглавляемых Абуковыми селений. Представители этого рода относились к абазинскому сословию «агмистаду» (первостепенные дворяне) и кабардинскому дворянскому сословию «беслен-уорков» [Савойский 2017].

Проследить документально в деталях историю оснований и перемещений аулов (поселений) Абуковых довольно сложно, т. к. до реформы по укрупнению аулов существовал ряд возможностей для смены места расположения селений по желанию их владельцев, в целях улучшения жизненных условий.

Потому мы определяем основную цель исследования как краткую характеристику только четырех, основанных Абуковыми, селений:

  • аул Абуковых в верховьях реки Подкумок в урочище Юрла (территория Малокарачаевского района Карачаево-Черкесии);
  • Абыкъухьэблежь - селение в верховьях Подкумка на месте современного селения Первомайское в Малокарачаеском районе КЧР;
  • селение Абуковых у Хумаринского поста в долине Кубани (современный аул Хумара в Карачаево-Черкесии);
  • Абуково на реке Золка (современный поселок Залукокоаже - центр Зольского района Кабардино-Балкарии).

Источники и литература о селениях Абуковых немногочисленны. Фамилия Абуковы упоминается в различных исторических документах, хранящихся в центральных и региональных архивах. Часть этих документов названа в исследовании А.Б. Мамхегова, посвященном биографии чиновника Лукмана Магометовича (в крещении - Дмитрия Степановича) Кодзокова (1820/21-1893) [Мамхегов 2019]. Действительный статский советник Д.С. Кодзоков родился в селении Абуковых и, вероятно, являлся их родственником. А.Б. Мамхегов привел основную, известную на сегодня, информацию о роде Абуковых со второй половины XVIII до середины XIX в. [Мамхегов 2019: 103-110].

Важную информацию с описанием селения Абуковых в верховьях Подкумка в 1858 г. содержит раздел «Гостеприимный прием у абазинского князя» в книге «Letteres Le Caucase et la Crimee» путешественника Флориана Жиля [Письма о Кавказе… 2009: 79-85].

Работа М.В. Дышекова посвящена деятельности одного из самых известных общественно-политических и религиозных деятелей Кабарды конца XVIII - начала XIX в. Исхака Абукова [Дышеков 2014].

Определенная информация по избранной нами теме содержится в литературе по истории населенных пунктов Карачаево-Черкесии [Михайлов 2001: 165-166] и Кабардино-Балкарии [Бжеников 2016], в т.ч. в краеведческих статьях, опубликованных в прессе [Жэмыхъуэ 2012] и размещенных в интернете [Бжеников 2015; Савойский 2017]. Селение Абуковых в урочище Юрла упоминается в публикации археологических памятников верховьев реки Подкумок [Рунич и др. 1983: 56-66].

Особенностью исследовательского подхода авторов статьи является дополнение исторических данных о селениях Абуковых некоторыми географическими, некрополистическими, биографическими сведениями, а также информацией о некоторых наиболее ярких археологических памятниках, находящихся в ближайших окрестностях. Авторы не только используют возможности междисциплинарного подхода в рассмотрении избранной темы, но и сознательно допускают некоторую эклектичность статьи. Это связано и с характером анализируемых источников, и с формулировкой основной цели настоящего исследования, а также с возможностью учета влияния природного и исторического ландшафта, окружающего селения Абуковых.

В.А. ФОМЕНКО
Институт гуманитарных исследований – филиал Федерального государственного
бюджетного научного учреждения «Федеральный научный центр «Кабардино-Балкарский
научный центр Российской академии наук»
360000, г. Нальчик, ул. Пушкина, 18
E-mail: fva2005@gmail.com

В.С. ЯНОВСКИЙ
Информационно-культурный центр «Музей А.И. Солженицына» в г. Кисловодске –
экспозиционный отдел Государственного музея истории российской литературы
имени В.И. Даля
357700, г. Кисловодск, ул. Солженицына, 3
E-mail: vyacheslavyanovsky@yandex.ru

Данные о селениях Абуковых и соседних исторических памятниках

Селение Абуковых в урочище Юрла.

Руины одного из селений Абуковых (точное название его пока установить не удалось) находятся на водораздельном плоскогорье между верховьями реки Подкумок и ущельем реки Эшкакон в урочище Юрла на высоте более 1600 м над уровнем моря. Сведений об этом давно заброшенном населенном пункте очень мало.

Это селение было основано не позднее конца XVIII века. Причина основания поселения людей в довольно удаленной и горной местности возможно указана в работе военного историка В.А. Потто. В книге «Два века Терского казачества» кратко говорится о действиях российских войск под командованием князя Ратиева и атамана Савельева против «нежелающих ни русского, ни турецкого подданства», укрывшихся в горах кабардинцев. 6 июня 1769 г. у ущелья Эшкакона произошло сражение, после которого часть кабардинцев во главе с Мисостом Баматовым отошла дальше в горы [Потто 1912: 89-90]. То есть ущелье Эшкакона было еще в XVIII веке известно, как труднодоступное место, где можно было находиться длительное время. Скорее всего, это и стало причиной основания здесь селения Абуковых.

Вероятно, с условиями жизни на краю плоскогорья в урочище Юрла связано прозвище «бгык1рыс» (дословно с кабардино-черкесского можно перевести как «живущие у края горы»), распространившееся на часть абуковцев в более позднее время [Бжеников 2015].
Наряду с труднодоступностью у этой местности были и другие выгодные качества: обилие горных пастбищ, отличные источники пресной воды, наличие леса и строительного камня. Что собой представляло селение Абуковых в междуречье Эшкакона и Подкумка мы не знаем, так как оно опустело в начале XX в.

По сведениям краеведа Н.А. Шарданова, вероятно, здесь, в местности называемой Щыпэж (Щ1ып1эжь на кабардино-черкесском - старое место), на рубеже XIX-XX вв. разместился аул Мухамеда Абукова, переселившийся в начале XX в. на реку Золку.

Остатки руин небольшого аула Абуково на плоскогорье между Подкумком и Эшкаконом упоминаются на страницах путеводителя В.А. Никитина, изданного в 1964 г. [Никитин 1964: 53].

В публикации 1983 года пятигорский краевед А.П. Рунич (1911-1986), используя карты начала XX в. и собственные наблюдения, нанес границы этого селения на схему под названием «развалины аула Абуковых» [Рунич и др. 1983: 64, Рис. 1]. Из этой схемы понятно, что площадь селения была не маленькой и здесь могли проживать не менее 100 человек.

В 2020 году один из авторов настоящей статьи побывал в урочище Юрла и не выявил каких-либо более или менее масштабных развалин. Это свидетельствует о том, что камень из остатков существовавших построек был вывезен местным населением во второй половине XX и начале XXI в. и использован для возведения современных зданий.

О кладбище в урочище Юрла. Этот старый некрополь селения Абуковых находится на высоте 1620 м над уровнем моря. В плане он представляет собой неправильный четырёхугольник (Рис. 1). Ориентация длинной оси кладбищенского участка - с севера на юг.
Некрополь имеет ограду, представляющую собой кладку из плиток местного доломитизированного известняка (Рис. 2). Высота ограды неравномерна ввиду ее частичного разрушения. Наиболее высокие участки ограды достигают полуметра. В юго-западной стороне ограда как будто бы разрушена. Возможно, что эта «брешь» в ограде и служила входом. Но хорошо видимых и обозначенных ворот найти не удалось.

На этом старинном некрополе сохранились не более полутора - двух десятков грубых стел (приблизительно такой же высоты, как и ограда) и просто небольших надгробных камней. Некоторые камни имеют высоту всего около 20 см. Невысокие надгробные камни трудно поддаются подсчету, поскольку частично или даже почти полностью скрыты слежавшейся травой.

Материал плит и камней - также местный доломитизированный известняк. Надгробия сконцентрированы, прежде всего, в северо-западной части участка, в то время как южная половина кладбища, вероятно, вообще осталась незанятой, так как надгробий там нет. Стелы «лицевой» стороной обращены на юг, вероятно, в сторону Мекки. В хорошую погоду с кладбища открывается вид на Эльбрус.
Самая высокая стела на кладбище высотой около 1 метра. На этом намогильном памятнике сохранилась тамга (Рис. 3). В списке знаков собственности абазинских селений этнограф Ш.Ш. Хуралов отнес эту тамгу к фамилии Абуковых [Хуралов 1979: 172, № 127]. Других изображений тамг или эпитафий на кладбище найти не удалось.

Рис. 1. Кладбище селения Абуковых в урочище Юрла. Снимок из программы Google Earth.

Рис. 2. Часть ограды кладбища селения Абуковых в урочище Юрла. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Рис. 3. Стела с тамгой на кладбище селения Абуковых в урочище Юрла. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Рядом с описанным селением Абуково в междуречье Подкумка и его притока Эшкакона расположено большое число хорошо заметных археологических памятников. На правом высоком берегу р. Подкумок в 3-4 км от окраины селения Терезе расположен крупный археологический объект - городище Уллу-Дорбунла1. Впервые это укрепление упомянуто известным собирателем древностей Авраамом Самуиловичем Фирковичем, посетившим эту местность в 1848 г. [Фиркович 2006: 53-54]. Исследования на данном памятнике в 70-х гг. XX в. проводились пятигорским краеведом-археологом А.П. Руничем (совместно с его учениками - Я.Б. Березиным и С.Н. Савенко) [Рунич и др. 1983].

Рис. 4. Укрепление Уллу-Дорбунла. Изображение из видеофильма «Уллу- Дорбунла» на канале «Пеший бродяга». См.:
https://www.youtube.com/watch?v=8Wu DwyjUsQ (дата обращения: 25.03.2021).

На современном научном уровне укрепление Уллу-Дорбунла и связанные с ним археологические памятники характеризуются в исследованиях археолога- медиевиста Д.С. Коробова. В 2005 и 2011 г. Дмитрий Сергеевич провел исследования на территории городища. Эти материалы опубликованы в его статье и монографии [Коробов 2013; Коробов 2017: 86-100].

Укрепление Уллу-Дорбунла (Рис. 4) было защищено оборонительными стенами. Третья и четвертая стены к настоящему времени практически полностью разобраны на камень и фактически являются задернованными отвалами, образовавшимся после выборки крупного камня. Южнее городища находится относительно ровный участок плоскогорья, в западной части которого имеется мощный пресный источник.

1 Топоним Уллу-Дорбунла переводится с карачаевского языка как словосочетание «большие пещеры».

Комплекс памятников Уллу-Дорбунла является одним из крупнейших в окрестностях Кисловодска. В настоящее время археологи относят период заселенности городища к эпохе Средневековья (V-XII вв.). Большая часть построек, видимых на поверхности, скорее всего, датируются Х-ХП вв. [Коробов 2017: 100].

В публикации 1983 года краевед А.П. Рунич и его соавторы отметили, что городище Уллу-Дорбунла было расположено вблизи от одного из торговых путей и могло являться, упоминаемым в византийских письменных источниках городом Фуст (Фист). Название Фист сохранилось на старых картах данной местности как одно из имен реки Большая Корсунка, протекающей рядом с археологическим памятником [Рунич и др. 1983: 61-62]. В 12 км от Уллу- Дорбунла находится Рим-горское городище - крупнейшее поселение Х-ХП вв. в Центральном Предкавказье.

Уникальным археологическим и историческим памятником являются остатки старинной дороги (Рис. 5), связывавшей верховья Подкумка с ущельем реки Эшкакон. Она поднимается из долины Подкумка, идет серпантином по западной стороне городища Уллу-Дорбунла. Дорога поднимается на мысовую часть городища через проход в скале, расположенный между второй и третьей оборонительными стенами.

Д.С. Коробов считает, что эта дорога имеет средневековое происхождение, но используется и в настоящее время для конной езды и перегона скота. Ширина дороги доходит до 5 м. На некоторых участках дороги прослеживаются подпорные стенки, сложенные из рядов камней (Рис. 6).

Рис. 5. Старинная дорога на городище Уллу-Дорбунла. Изображение из видеофильма «Уллу-Дорбунла» на канале «Пеший бродяга». См.: https://www.youtube.com/watch?v=8Wu_DwyjUsQ (дата обращения 25.03.2021).

Рис. 6. Подпорная стенка старинной дороги на городище Уллу-Дорбунла. Снимок В.С. Яновского, 2019 г.

Рис. 7. Схема старинной дороги, проходившей у городиша Уллу-Дорбунла и развалин селения Абукова [Рунич и др. 1983: 64, Рис. 1].

По данным А.П. Рунича и его соавторов старинная дорога, проходящая от поймы Подкумка через городище Уллу-Дорбунла, шла дальше на юг и, пройдя развалины верхнего селения Абукова, поворачивала на восток и спускалась в ущелье Эшкакона (Рис. 7), вероятно направляясь к Рим-горскому городищу. В 2020 г. один из авторов настоящей статьи осмотрел юго-восточный участок старинной дороги и сделал фотографии. Здесь дорога спускается к Эшкакону по одной из боковых балок, начинающейся примерно с урочища Юрла, находящегося на подкумско-эшкаконском водоразделе.

Сохранившийся участок этой дороги тянется вдоль скального обрыва. Он хорошо прослеживается на протяжении более чем 300 м, укреплён подпорной стенкой довольно качественной кладки из камня (местный доломитизированный известняк). В верхней части хорошо видимого участка дороги подпорная стенка имеет высоту около 2 м (Рис. 8, 9). Ширина полотна, по сравнению с грунтовыми дорогами XIX и тем более XX в., довольно узкая, из тех, на которых «две арбы не разъедутся». В скалах, которые тянутся вдоль дороги выше неё, кое-где видны следы выемки камня. Камень, вероятно, брали на сооружение подпорной стенки.

Рис. 8. Участок старинной дороги (вид с боку), ведущей к современному Эшкаконскому водохранилищу. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Рис. 9. Участок старинной дороги на спуске к современному Эшкаконскому водохранилищу. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Рис. 10. «Ворота» старинной дороги в урочище Бабугай-кол. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Старинная дорога с подпорной стенкой недавно была найдена археологами в балке Зубчихинской у реки Березовки близ Кисловодска. Дорога связана с укреплением Зубчихинским, вероятно относящимся ко второй половине I тыс. н.э. По данным Д.С. Коробова, эта дорога ведет на многочисленные участки земледелия с видимыми на поверхности межевыми стенками [Коробов 2017: 229-230]. Остатки средневековых дорог для колесного транспорта известны также на городище Рим-гора у слияния Подкумка и Эшкакона к западу от Кисловодска [Рунич, Михайлов 1976: 168— 169], а также на поселении у подножия и на седловине горы Развалка близ Железноводска [Фоменко 2015: 54].

Интересную аналогию упомянутым выше средневековым путям сообщения представляет «аробная дорога», изображенная на открытке начала XX в. Эта дорога использовалась жителями селения Хасаут (Рис. 11).

Рис. 11. Аробная дорога у селения Хасаут. Фото на открытке начала XX в.

Селение Абыкъухьэблежь

Селение Абыкъухьэблежь (дословно с кабардинского - старое селение Абуковых) находилось в долине Подкумка на месте современного селения Первомайское (территория Малокарачаевского района КЧР). Население этого аула первоначально составила часть жителей соседнего верхнего селения Абуковых в урочище Юрла, получивших возможность жить на более равнинной и более пригодной для сельскохозяйственной деятельности местности. Несомненно, в составе населения Абыкъухьэблежь были переселившиеся сюда небольшие группы абуковцев из долин Баксана, Куркужина, Подкумка и других районов.

Считается, что это селение основано в 1846 году Абуковым Атажуко Мусовичем. Известно, что ему был выделен участок земли на месте современного Первомайского. Однако часть абуковцев могла переселиться из урочища Юрла к Подкумку намного раньше.

Благодаря путешественнику Флориану Жилю, сохранилось описание селения Хаджи-Атажуко Абукова1. Ф.А. Жиль в 1858 г. посетил Абуково в верховьях Подкумка и опубликовал свои воспоминания в рассказе под названием «Гостеприимный прием у абазинского князя»2:

«Этот абазинский вождь долгое время служил в мусульманских ополчениях, что сражались на Кавказе на стороне России. Он был полковником. Сегодня он живет в своем ауле из 50 дворов, посреди земель, ему дарованных, вблизи 1500 коней и 15000 баранов, что составляют, помимо крупного скота, главное его богатство. У него девять сыновей и две дочери, отданные замуж в дворянские семьи Кабарды….

Мы прибыли к аулу, где обнаружили князя, нас встретившего во главе достаточно многочисленного кортежа. Я увидел красивого старца с головой, опоясанной белой чалмой, признаком участия в паломничестве в Мекку, принесшем ему звание хаджи. По завершении обмена приветствиями он отвел меня сперва в хаджаш или хаджеш (дом для гостей).

Он расположен снаружи ограды из плетня, что окружает, подобно крепостной стене, жилище князя. Этот хаджеш является, в сущности, длинным павильоном. В середине фасада находится открытое углубление, проделанное под соломенной крышей и образующее что-то вроде маленькой внешней галереи, откуда можно любоваться видом пейзажа. Справа и слева - две жилые комнаты. В той, что слева, куда меня ввели, у окна расположен камин и стоят две очень большие деревянные кушетки, весьма опрятные, с решеткой с трех сторон. На ней размещены тонкий тюфяк и ковры. За этими двумя комнатами находятся помещения для слуг и маленькая конюшня. В крае, где личная безопасность обеспечивается самостоятельно или покоится на слове, предоставленном гостеприимством, недоверие сохраняется, и этикет требует, дабы гость легко и быстро мог вскочить на коня, если вестник какой-либо опасности извне побудит его внезапно удалиться. Если бы я провел ночь у князя, то именно в хаджаше меня и уложили бы спать.

Затем я проник в само огороженное пространство аула. Прочный плетень, что окружает его, защищает, подобно крепостной стене, дом князя, дома его сыновей, кои расположены обособленно, два или три других дома, в равной степени стоящих врозь и служащих нуждам семьи; дома слуг; наконец, дома, предназначенные исполнять функцию кладовых. Дома крестьян или, скорее, вассалов князя разбросаны за оградой его жилища; наконец, все это, то есть сам аул с его 50 дворами, окружено общим большим поясом ограждений, достигающих в высоту до семи или восьми футов, настоящим заслоном из плетня, очень крепко связанного и имеющего щели, сквозь кои можно стрелять, как сквозь бойницы крепостной стены.

1 Абуков Атажуко Мусович (1790 года рождения), подполковник (к 1851), из кабардинских (бывших абазинских) узденей 2-й степени. В «экспедициях против непокорных горцев» под командованием генерала А.П. Ермолова с 1822. Брат Ислам [Казаков 2006: 20].
2 Флориан Жиль неточно называет Атажуко Абукова князем. Очевидно потому, что на кабардинском языке владелец селения именуется къуажэпщы, что дословно переводится как князь села.

Если обозревать аул издали, замечаешь над длинной линией, что образуется этим заслоном, крыши каждого из домов и деревья садиков, их окружающих, но ни одного достаточно большого проема, дабы позволить увидеть внутреннюю часть.
Это закрытая цитадель, сразу же дающая представление об обнесенной оградой жизни на Кавказе, где каждая семья вынуждена и по причине самих нравов его обитателей, и из-за их междоусобных войн, набегов, кровной мести и внешних нападений, коих они обязаны страшиться, оставаться начеку.

Вскоре меня отпотчевали пиршеством гостеприимства. Вот меню абазинского обеда с названиями блюд на языке этого черкесского племени. Ли- гава … Шекатура … Лепс … Пилав с шипе … Шишлык … мне понравился и кумыс, что был предложен мне в качестве второго напитка к середине ужина. … мне поднесли в стеклянном кувшине бузу, приготовленную из просяной муки, воды и меда, своего рода пиво … Ржаной хлеб … является европейским приложением, ибо хлеб заменяется здесь просяными лепешками.

Я должен добавить поджаренных куропаток, … к коим следует присовокупить два сорта сыра, бешелек, козьего и коровьего, а также сотовый мед. …

Полковник Агишев и я были единственными, кому досталась честь отведать ужин, и единственными, кто сидел вместе с Хаджи-Атажуко, воздерживавшимся от участия в этом, следуя восточному этикету….

Полковник сказал князю, что я разбираюсь в древних видах оружия. Он приказал тогда принести свое. Я увидел сперва красивые ружья со стволами из дамасской стали, круглыми и нарезными, изготовленными в Крыму; одно - оружейником Хаджи-Мустафой, чье имя пользуется доброй славой на Кавказе; другое, с вытравленными золотыми узорами, имело у затвора арабскую надпись: «Девлет Ери (Герей) Хан» - и на конце: «сын Хасана Ери Хана». Оправа из черненого серебра и приклад из красивого вязового дерева являлись тонкой работой кабардинского оружейника.

Затем мне, одну за другой, принесли несколько шашек с оправой из черненого и золоченого серебра, все с рифлеными клинками. Князь спросил меня, могу ли я объяснить надписи, что есть на них; они были наполовину стертыми. Я был достаточно доволен тем, что смог различить несколько протравленных азотной кислотой слов, как Vincere aut mori. Речь зашла о Рим Горе и о предположении, что древние римляне имели на ней свой лагерь. По этому поводу я сказал князю, что присущим римлянам оружием являлся короткий меч с прямым клинком, широким и заостренным, на коем иногда делалась надпись: Rome ordonne de vaincre.

Это суровое предание было выслушано с видимым чувством глубокого интереса и князем, и его слугами, кои, будучи внимательными и молчаливыми, стояли у входа в комнату. Не менее интересным для меня было объяснить эти слова среди данного сборища, принадлежащего героическим племенам Кавказа.

На другом клинке я смог разобрать из надписи в три линии лишь несколько остававшихся видимыми слов: … TUT AMEN… ЕТ … SUE …. Слово tutamen, наложенное на клинок, с его пространно переданным смыслом, оказало огромное впечатление на людей, приученных к мысли, что они связаны с храбрым воином, названным в их песнях «мечом своего народа».

Я полагал, что признал в большинстве этих шашек очень древние итальянские клинки. Я сказал князю, что венецианцы и генуэзцы, соперничавшие друг с другом народы, обладали монополией на черноморскую торговлю и боролись за нее с помощью страшных войн. Это тоже было легко понято людьми, знавшими Азовское море и устье Кубани.

Князь явно был доволен внимательностью, с коей я рассматривал его прекрасное оружие, аккуратно кладя его, одно за другим, на персидский ковер. Я сам был еще более доволен.

Настало время отъезда. Я встал. В этот момент в комнату вошел старший сын, Хаджи-Махмуд. Он дважды совершил паломничество в Мекку, не знал ни единого русского слова, но взамен весьма был сведущ в знании арабского языка и писаных законов. Молчаливый, аскетический, пользующийся большим авторитетом, он является святым человеком этого рода, кой сам по себе представляет в сжатом виде историю разных племен Кавказа и то, каковыми они могут стать.

Отец является представителем или потомком одного из самых знатных родов края. Будь то по той или иной причине, но он перешел на русскую сторону. Его старший сын, оставшийся верным семейной традиции, воздержался от этого, живя у отца и посвятив себя молитвенной жизни, второй сын воевал в местных войсках. Третий сын, служивший в полку гусар герцога де Люхтенберга, был столь серьезно ранен в Балаклавской битве, что остался наполовину изувеченным. Подобранный на поле брани, отвезенный в Константинополь, он возвратился к мирной жизни, получив вместе с чином майора и крестом Святого Владимира пенсию, к коей приложено было значительное денежное жалованье. Этот член семьи является абсолютным сторонником России и, вероятно, благодаря своему влиянию станет главой рода, кой превратится вместе со многими иными семьями в основание нового мусульманского населения, полностью покорного России и уже формирующегося на Кавказе.

Поблагодарив князя и сказав ему, что бережно буду хранить воспоминание о его гостеприимстве, я еще раз вынужден был поблагодарить его, ибо он подарил мне сперва прекрасный башлык из местного сукна светло- коричневого цвета, весь обшитый серебряными галунами и черным шелком, затем сам преподнес мне два камня с обтесанными гранями; один, сказал он, защитит меня от укуса змей во время моей поездки (если он говорил аллегорическим образом, то я хотел бы, дабы он был правдив); другой спасет меня от горячки. Он привез из Мекки эти два камня, один из коих является черной яшмой, а другой - яшмой кровавого цвета.

Он сопроводил меня со всеми своими людьми до наружных границ пояса укреплений, до домика для гостей, где располагался конвой. Я откланялся ему со всем почтением, вызванным его возрастом, и, весьма тронутый его приемом, еще раз взял его за руку в ответ на его мольбу: «Пусть Бог хранит вас» - после пожелания, что я высказал, «процветания его дому».

Мы возвратились в станицу Боргустан, где я простился на два дня с полковником, отправлявшимся посетить пред тем, как возвратиться в Ессентуки, некоторые свои посты.

Есаул Тамбиев сопровождал меня почти до станицы. Я пожал руку этому достойному офицеру, уже стареющему, но еще сохранившему энергичность хорошего командира казаков» [Письма о Кавказе… 2009: 79-85].

Из рассказа Флориана Жиля можно предположить, что Абуковым были не безразличны археологические памятники, расположенные возле их сел, также как и средневековое оружие и другие древности найденные вблизи Рим- горы и других городищ. Абуковы собирали и бережно хранили эти ценности, показывая их гостям.

Окрестности верхнего аула Абуковых и селения Абыкъухьэблежь посещали известные путешественники и собиратели древностей. Например, караимский ученый, коллекционер старинных рукописей Авраам Самуилович Фиркович упоминает в своих опубликованных дневниковых записях Рим-гору и городище Уллу-Дорбунла [Фиркович 2006: 51-54].

Интересно, что у аула Абукова в 1927 г. была найдена редчайшая для нашего региона старинная японская ваза, относящаяся, вероятно, к эпохе Средневековья (Рис. 12).

Рис. 12. Копия рисунка краеведа А.П. Рунича, поступившего в Пятигорский краеведческий музей в 1927 г. На рисунке японская ваза из аула Абукова [Савенко 2017: 23, Рис. 8].

Любимым занятием жителей селения Абыкъухьэблежь и, конечно, представителей рода Абуковых было коневодство [Бжеников 2015].
Часть абуковцев в 1860-х годах переселилась в Кабарду (селения Верхний и Нижний Куркужин) [Абазины 1989: 33], часть семей, вместе с Атажуко Абуковым эмигрировала на территорию Османской империи [Кумыков 1985: 54]. В 1904 году жители аула Мухамеда Абукова из верховий Подкумка из-за малоземелья и довольно сурового климата с обильными снегопадами переселились ближе к Кабарде на реку Золка, где был основан Абыкъухьэблэ (современный поселок Залукокоаже) [Коков 2000: 52].

Самым известным уроженцем селения Абуково в верховьях Подкумка можно назвать, упомянутого нами выше, Лукмана Магометовича (в крещении - Дмитрия Степановича) Кодзокова (1820/21-1893). Он был первым кабардинцем, окончившим Московский университет. Дмитрий Степанович являлся видным общественным и политическим деятелем на Северном Кавказе во второй половине XIX века, дослужился до чина действительного статского советника [Мамхегов 2019]. О жизни и деятельности Д.С. Кодзокова написано немало [Кумыков 1985], но существуют и некоторые пробелы в изученности его биографии и, в частности, периодов его проживания в Абуково и кратковременных посещений родного села.

В воспоминаних советского кинорежиссера Джанет Атушевны Тамбиевой (1912-2008) содержатся важные сведения о Старо-Абуковском ауле. Согласно им, Абыкъухьэблежь и хутор (или поселок) Тамбиевых1 составляли один населенный пункт:

«В Старо-Абуковском ауле были огромные семьи Тамбиевых, которых мы называли по именам их дедов. Так, наша семья звалась Антоновской по имени деда Антона, Сергеевская, Григорьевская, Мартиросовская, соответственно, также по именам дедов - Сергея, Григория и так далее».

Тамбиевы были очень дружны с Абуковыми. В детские годы, - пишет Джанет Атушевна, - мне запомнились Абуковы, Усмель и Даха. С приходом Советской власти для землевладельцев Тамбиевых настали тяжелые времена: «родительский дом в Абуковском сожгли, имущество отобрали» [Джаубаева 2017].

Часть представителей рода Абуковых, опасаясь репрессий, уехали в далекие края и внесли весомый вклад в развитие некоторых регионов. Например, в Туркмении главным инженером Каракумстроя работал А.Г. Абуков [Политические репрессии… 2017: 307, 782]. Уехавшие в годы репрессий в Азербайджан Абуковы - через несколько десятилетий вернулись на малую Родину в селение Первомайское.

В современном Первомайском, бывшем Абыкъухьэблежь, сохранилось несколько памятников дореволюционной эпохи: кладбище Абуковых, христианское кладбище Тамбиевых, могила сына Шамиля.

1 Здесь и далее в тексте идет речь только о ветви знатного кабардинского рода Тамбиевых - Гаур-Тамбиевых, которые были армяно-григорианского вероисповедания.

Третий сын имама Магомед-Шефи (1840-1906) был российским военным, в 1885 году был произведён в генерал-майоры. Далее жил в Казани. Скончался Магомед-Шефи в 1906 году во время лечения на Кавминводах в Кисловодске [Шамиль 1997: 14]. Был похоронен на кладбище рядом с селением Абуковых (ныне Первомайское). В настоящее время могила Магомеда-Шефи является одним из символов дружбы народов Дагестана и Карачаево-Черкесии [Богатырева 2020].

Старинное кладбище Абуковых в Первомайском находилось у современного автомобильного моста через Подкумок. Оно не сохранилось. Известно, что оно имело ограду, сложенную из камня. Ограда была разобрана до середины XX в. Территория этого некрополя застроена. Рядом сохранились более поздние и существуют действующие кладбища. На некоторых из них похоронены представители рода Абуковых. Также на одном из местных кладбищ находится могила Магомеда-Шефи.

В современном Первомайском наиболее старым является кладбище на улице Тамбиевской. Оно имеет вид огороженного участка, напоминающего в плане четырёхугольник с округлёнными краями, размерами примерно 95 на 40 м. Здесь сохранились намогильные памятники разных эпох (Рис. 13). Несколько надгробий предположительно относятся ко времени до 1917 года. Часть из них имеют арабские надписи, часть вовсе без таковых. Остальные захоронения, судя по символике и надписям, совершены в советское время, причём немало - уже поздних лет (1970-1980-х). Есть здесь и захоронения постсоветского времени. Некоторая часть кладбища заросла кустарником и молодой древесной порослью. Следует также сказать, что даже самые старые надгробия данного некрополя оформлены тоньше, чем более грубые надгробия «верхнего» кладбища в урочище Юрла.

Рис. 13. Намогильные памятники старого кладбища селения Первомайское. Снимок В.С. Яновского, 2020 г.

Абуковы, также как и их ближайшие соседи Тамбиевы, владели недвижимостью в Кисловодске. В центре современного города-курорта около нынешнего рынка в XX веке существовало небольшое мусульманское кладбище. В 1927 году этот несохранившийся до наших дней некрополь осмотрел и описал советский востоковед А.П. Ковалевский. В центральной части кладбища в железной ограде находился «розюшний пам’ятник» Гошеляны Абуковой, высотой до 2 м (Рис. 14). На памятнике арабская надпись: «Умерла и прощена Гошеляна дочь Бекмурзы, жена Локмана». На задней стороне памятника надпись на русском языке: «Здесь погребена Гошеляна Бекмурзовна Абукова, скончавшаяся 12 д. 1915» [Ковал1вський 1928: 197-198].

Рис. 14. Надгробие Гошеляны Бекмурзовны Абуковой (ум. 1915), Кисловодск [Ковал1вський 1928: приложение (цветной рисунок)].

Рис. 15. Гошаляна Бекмурзовна Абукова (Шарданова). Снимок конца XIX в.

По данным краеведа Н.А. Шарданова, Гошаляна Бекмурзовна Абукова (Рис. 15) была дочерью Бекмурзы Якубовича Шарданова.
Вполне возможно, памятники Абуковых сохранились или были на кладбищах соседних с Первомайским и Кисловодском населенных пунктов. Так, в поселке Мирном краеведами зафиксировано надгробие Таужан Локмановны Жогишевой (Абуковой) (1887-1972?) (Рис. 16), жены одного из первых профессиональных врачей среди адыгов Кургоко Жогишева (около 1871-1949), с 1921 г. проживавшего в Кисловодске [Габуева 2017].

Рис. 16. Памятник Таужан Локмановны Жогишевой (Абуковой). Поселок Мирный. Фото предоставлено А.К. Шатровой.

Селение Абуковых в верховьях Кубани.

С 1925 года имеет современное название Хумара (на абазинском - Х1вмара, на кабардино-черкесском Хъумэрэн). Считается, что из-за спора между братьями Абуковыми, жившими в верховьях Подкумка, Абуков Али и зависимые от него люди ушли в долину Кубани. Первоначально абуковцы обосновались в устье реки Мара, затем перешли ближе к современному расположению села, а на нынешнем месте (Рис. 17), у подножия горы Калеж (Хумара), Абуковы поселились в 1862 году.

Рис. 17. Селение Хумара (бывшее Абуково). Вид сверху. Снимок В.С. Яновского. 2016 г.

В селении Абуково (Старая Хумара) родился один из зачинателей и классиков черкесской литературы Абуков Халид Кучукович (1900-1937). С 1924 г. публиковал в газете «Адыгэ Псэук1э» (Черкесская жизнь) сообщения, фельетоны и очерки. В 1930 г. в Черкесске был выпущен роман Халида Абукова «На берегах Зеленчука» (Инжыдж1уфэм и деж). В романе говорится о распространении идей социализма в Черкесии. В 1935 году Х.К. Абуков был репрессирован [Баков 2018: 111-115].

Репрессиям в 30-е гг. подверглись и другие представители рода Абуковых, как оставшиеся в Хумаре, так и уехавшие из этого селения. Так, в 1937 г. был осужден Абуков Хатажук Османович (1887 г.р.), работавший в родном селе в колхозе им. Ежова1.

Хумаринские Абуковы, проживали и в Абхазии. В селении Мерхеули родился Алексей Хуршудович Абуков (1919-2003), участник Великой Отечественной войны, один из выдающихся организаторов отечественного спорта, в 1969-1989 гг. являлся председателем Центрального совета по туризму и экскурсиям* 2. Его брат Еригорий Хуршудович (1917-1938) был репрессирован [Большой террор… 2017: 119].

1. Абуков Хатажук Османович (1887) // Открытый список: сайт.
2 Абуков Алексей Хуршудович. 15.03.2016 // С порт-страна, ру: портал по истории российского спорта. URL: http://sport-strana.ru/abukov-aleksej-xurshudovich/ (дата обращения: 16.02.2021).

Селение Абуковых в долине реки Золки.

Жители селения Абыкъухьэблежь в верховьях Подкумка неоднократно обращались к местным российским властям с просьбами о выделении земли. Однако проблема малоземелья здесь в значительной степени была решена только в 1904 г., когда часть абуковцев получила возможность переселиться в Кабарду на реку Золка.

По данным краеведа М. Бженикова, обустройство селения в долине Золки происходило летом и осенью 1904 г. [Бжеников 2015]. Сохранилось также предание о том, что «… землю для аула выделили с условием, что дома жителей будут стоять на большом расстоянии от реки, чтобы жители Кабарды могли свободно прогонять свой скот. Это условие выполнялось довольно долго, о чем свидетельствует тот факт, что центральной улицей села раньше была ул. Ногмова, лежащая параллельно реке, в 2-3 км от нее» [Савойский 2017].

Первыми переселились восемьдесят дворов. Ближайшими соседями абуковцев, обосновавшихся на новом месте, стали казаки из расположенной рядом станицы Зольской. Новое поселение быстро вошло в общественную и хозяйственную жизнь Нальчикского округа. Абуково на Золке мало отличалось от других кабардинских сел начала XX в. [Бжеников 2015].

По данным краеведов, в начале XX в. по инициативе Маца (Таусултана) Абукова (Рис. 18) был посажен фруктовый сад. Вокруг сада были высажены вербы. Некоторые из них сохранились. Сад существовал до середины 70-х гг. XX в. На месте старых деревьев (вероятно из корней) выросли несколько культурных (не одичавших) яблонь и груша.

Рис. 18. Мац (Таусултан) Абуков (в центре), Мариам Абукова (слева) и Таужан Локмановна Абукова (Жогишева) (справа). Снимок начала XX в.

После установления советской власти Абуково было переименовано в Залукокоаже (Дзэлыкъуэ къуажэ, с кабардинского, «селение на Золке» или «селение в долине ив») [Коков 2000: 52, 119]. По данным краеведов М.М. Бженикова и А.В. Савойского, это произошло в 1920 г.

В революционном 1917 году и позднее отдельные представители Абуковых активно участвовали в политической жизни. Например, Магомед Лукманович Абуков (24 августа 1887, Пятигорск - после 1935) (Рис. 19) был известен как юрист, общественный деятель в Российской империи и зарубежье. Он участвовал в создании Временного ЦК объединенных горцев (март 1917), был председателем Кисловодского горско-мусульманского комитета, членом Нальчикского окружного исполнительного комитета, участником съездов народов Терека. Позже эмигрировал во Францию и был известен там как один из крупных общественных лидеров северокавказских народов. Также М.Л. Абуков работал журналистом и редактором журналов [Бабич и др. 2020: 18].

Рис. 19. Магомед Лукманович Абуков. Снимок начала XX в.

Сохранились некоторые сведения об Абукове Батырбеке Локмановиче (1896/1899 - 1938). Он являлся членом партии большевиков, в 20-х гг. работал на руководящих должностях в Наркомнаце, в 30-х гг. - в обкоме ВКП(б). В 1937 г. был арестован, в 1938 - расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.1.

Семьи Абуковых, оставшиеся в Залукокоаже, были репрессированы также как и их родственники, проживавшие в Первомайском, Хумаре, Кисловодске, Куркужине, Псыхурее. По данным потомков Абуковых, живущих в наши дни в Залукокоаже, род их жил здесь до 30-х годов [Савойский 2017].

В 20-30-х гг. репрессии, и особенно социальные реформы советской власти коснулись многих жителей Кабардино-Балкарии.
Однако люди приспосабливались к новой жизни. Обилие плодородной земли и трудолюбие сельских жителей способствовали тому что к 1941 году Залукокоаже стало одним из зажиточных селений Кабардино-Балкарии [Бжеников 2015].

В 1948 г. Залукокоаже получило статус районного центра. В послевоенный период были построены клуб, школа, административные здания, больница, магазины. С 1975 г. Залукокоаже является посёлком городского типа. В 2014 году жители Зольского района отметили 110-летний юбилей своего районного центра. В настоящее время в поселке проживает более десяти тысяч жителей [Бжеников 2015]. Зольчане бережно относятся к истории Залукокоаже (Рис. 20).

Рис. 20. Деталь экспозиции «Абыкъухьэблэ зыухуа лъэпкъхэр» в библиотеке поселка Залукокоаже. Иллюстрация опубликована в паспорте муниципального образования Залукокоаже. См.: http://gpzalukokoazhe.ru/files/file/pasp_gpzaluk.pdf.

1 Абуков Батырбек Локманович (1899) // Открытый список: сайт. URL: https://ru.openlist.wiki/A6yKOB Батырбек_Локманович ( 1899) (дата обращения: 16.02.2021).

О специфике расселения, статусе и других особенностях

Некоторые современные исследователи, в частности М. Бжеников [Бжеников 2015], считают, что первые селения Абуковых были основаны в Большой Кабарде и лишь потом в верховьях Подкумка. С этим предположением трудно согласиться по нескольким причинам:
Изначальное происхождение Абуковых связано с абазинским населением Северо-Западного Кавказа. Само название их фамилии может быть переведено с абазинского или абхазского языков.
Наиболее ранним селением Абуковых есть основание считать аул в урочище Юрла, между верховьями Подкумка и Эшкаконом.
Поселения Абуковых в Большой Кабарде или в окрестностях Георгиевска и Пятигорска не были долговременными и более-менее многочисленными по ряду причин.

Статус Абуковых в Кабарде вряд ли был стабильным и, скорее всего, они, учитывая сложности княжеско-дворянских взаимоотношений, стремились к самостоятельности и использовали поддержку местных российских властей. Тем не менее, важно, что язык дворян Абуковых и зависимых от них людей постепенно переходил от абазинского к кабардино-черкесскому. Так эфенди Исхак Абуков в конце XVIII и начале XIX в. вряд ли смог бы успешно вести работу по распространению религии в Кабарде [Дышеков 2014: 52-56], если бы не владел кабардинским языком. Следует также отметить, что к середине XX в. или несколько раньше язык населения Абыкъухьэблежь был кабардиночеркесским, обладая лишь небольшими отличиями [Багов 1958: 420-424].

Для местной российской администрации статус Абуковых имел некоторые особенности и может быть назван привилегированным. Связано это было, во-первых с тем, что среди этого рода было много военных. Ниже приведен неполный список Абуковых служивших в дореволюционной российской армии.

  • Абуков Хаджи, подполковник. Абуков Хамыш, корнет.
  • Абуков Хапача Кемалович, подпоручик.
  • Абуков Исхак, майор.
  • Абуков Магомет Хаджи Солеманович, поручик.
  • Абуков Исмаил Магометович, всадник.
  • Абуков Султан-Бек (Тлостан-Бек) Магометович, прапорщик.
  • Абуков Хамид (Мурат) Магометович, старший урядник.
  • Абуков Атажуко Мусович (Хаджи- Мусович), полковник.
  • Абуков Пшимаф Батырович, поручик.
  • Абуков Беслан (Бейслан, Биерслан) Атажукович (Хаджи-Атажукович), майор.
  • Абуков Каспот Атажукович, офицер.
  • Абуков Аслан-бек, подпоручик. Абуков Ахмет Хаджи-Салманович, корнет.
  • Абуков Бек-Мурза, всадник.
  • Абуков Хатажук (Атажук, Хатакшуко) Султанович, урядник.
  • Абуков Мурад Магометович, старший урядник [Дзыба 2016: 117— 128].

Абуковы дружили с Тамбиевыми, среди которых также было много военных. Исходя из рассказа Франсуа Жиля, можно предположить, что подполковник Атажуко Мусович Абуков был знаком с князем М.С. Воронцовым. После того как власть большевиков укрепилась в Кисловодске, возросла опасность уничтожения находившейся на курорте российской знати. 23 сентября 1918 года многие представители российского дворянства и крупной буржуазии, пережидавшие на юге столичные «беспорядки», вынуждены были спешно покинуть Кисловодск, а вскоре - и вовсе эмигрировать из страны. Эти события описаны в воспоминаниях М.Ф. Кшесинской [Кшесинская 1998: 299-301]. Бежавшие в тот день из Кисловодска люди, в том числе близкие родственники царской семьи, остановились в поселке Тамбиевском. По данным Дж.А. Тамбиевой, Абыкъухьэблежь и хутор (или поселок) Тамбиевых были одним населенным пунктом [Джаубаева 2017].

В историографии часто упоминается о малоземелье жителей селений Абуковых в верховьях Подкумка. Но этот вопрос российской бюрократией решался и неоднократно. Так в 1847 году из долины Подкумка к реке Бугунте была перенесена станица Боргустанская, причем на менее удобные земли. В начале XX в. Абуковым для создания нового поселения была выделена земля на реке Золка.

Важной особенностью быта и экономики селений Абуковых было развитие коневодства. Абуковы владели собственной породой лошадей, также как и некоторые другие очень знатные кабардинские и абазинские фамилии (Атажукины, Куденетовы, Тамбиевы, Трамовы и др.). Сохранилась кабардинская поговорка, подтверждающая высокий социальный статус владельцев породистых лошадей: «Зы абыкъурэ аркъэнрэ уиЬмэ, уунагъуэщ» (если у тебя есть одна абуковская лошадь и аркан - ты имеешь хозяйство) [Кожев 2012: 11].

Вполне возможно, что развитие коневодства в Малом Карачае в советское время связано с породистыми лошадьми, оставшимися от Тамбиевых и Абуковых [Кожев, Мирзоев 2016: 232].

Еще одна характерная особенность жизни абуковцев была связана с тем, что их первоначальное поселение находилось в горной и малодоступной местности в междуречье Подкумка и Эшкакона. Это обусловило использование Абуковыми старинных дорог. Такие пути сообщения, имеющие раннесредневековое происхождение, очевидно, время от времени ремонтировались, поддерживались в рабочем состоянии, что позволяет использовать часть этих дорог и в наши дни.

Выводы

В результате проведенного исследования авторы настоящей работы пришли к следующим выводам:

Дворяне Абуковы обладали особым статусом в проводимой в XIX и начале XX в. местными российскими властями политике. Также как и Гаур-Тамбиевы они пользовались некоторыми привилегиями периферийных по отношению к Кабарде групп адыгского и адыго-абазинского населения, находившимися под российским покровительством.

Окружающие первые селения Абуковых горы, плоскогорья и поросшие лесом ущелья, а также древние и средневековые памятники (городища, могильники, дороги), несомненно, оказывали влияние и способствовали формированию различных черт быта и духовной культуры абуковцев.

Особенности расселения и статуса позволяют считать род Абуковых и зависимое от него население субэтносоциальной группой кабардинского народа, сохранявшей свои особенности, вероятно, до середины XX столетия.

Благодарности

Авторы статьи выражают свою признательность за помощь в сборе документальных и иллюстративных материалов заведующей научным архивом Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра РАН Айшат Кучуковне Шатровой, директору Историко-краеведческого музея Зольского района КБР Галимат Хабасовне Макоевой и краеведу-историку из города Нальчик, заслуженному врачу Кабардино- Балкарской Республики и Российской Федерации, кандидату медицинских наук Нодару Абуевичу Шарданову, родившемуся и выросшему в селе Первомайском (Абыкъухьэблежь). Нодар Абуевич предоставил авторам, публикуемые в настоящей статье, фотографии Гошеляны Бекмурзовны, Тау султана Мухамедовича, Мухамеда Лукмановича и других представителей фамилии Абуковых.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Абазинско-русский словарь… 1967 - Абазинско-русский словарь (около 14 000 слов) / под ред. В.Б. Тугова. - М.: Советская энциклопедия, 1967. - 536 с.

Абазины… 1989 - Абазины. Историко-этнографический очерк / научи, ред. А.И. Першиц. - Черкесск: Карачаево-Черкесский ордена «Знак почета» научно-исследовательский институт истории, филологии и экономики, 1989. - 240 с., илл.

Бабич и др. 2020 - Бабич И.Л., Гладкова Т.Л., Мнухин Л.А. Северокавказцы в эмиграции в XX веке. Материалы к биографическому словарю / отв. ред. А.Н. Кожановский.

Москва-Берлин: Директ-Медиа, 2020. - 297 с., илл.

Багов 1958 - Багов П.М. Некоторые фонетические особенности речи кабардинцев с. Первомайского Карачаево-Черкесской автономной области // Ученые записки Кабардино- Балкарского НИИ. - Нальчик: Кабардино-Балкарское книжное издательство, 1958. - Т. XIV. С.420-424.

Баков 2018 - Баков X.И. О творческой судьбе первого черкесского романиста Халида Абукова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия: филология и искусствоведение. - Майкоп, 2018. -Вып. 1 (212). - С. 111-115.

Бжеников 2015 - Бжеников М. Из истории Залукокоаже. 03.05.2015 // Золка.ру: сайт. URL: https://www.zolka.ru/iz-istorii-zalukokoazhe/ (дата обращения: 16.02.2021).

Бжеников 2016 - Бжеников М.М. Абуково - Залукокоаже: история и судьбы. - Нальчик: Печатный двор, 2016. - 480 с., илл.

Богатырева 2020 - Богатырева Ш. Пусть крепнут побратимские связи! 26.08.2020 // День республики: интернет-сайт газеты. URL: https://denresp.ru/2020/08/26/pust-krepnut- pobratimskie-svyazi/ (дата обращения: 16.02.2021).

Большой террор… 2017 - Большой террор в Абхазии (Абхазская АССР): 1937-1938 гг. - Strasbourg: Council of Europe, 2017. - T. I. - 402 с.

Габуева 2017 - Габуева А. Наш дорогой Кургоко // Кабардино-Балкарская правда. - Нальчик, 15.04.2017. - № 67. - С. 5.

Джаубаева 2017 - Джаубаева А. Рисунок режиссерской судьбы. 29.11.2017 // День республики: интернет-сайт газеты. URL: https://denresp.ru/2017/ll/29/risunok-reghisserskoi- sudibi/ (дата обращения: 16.02.2021).

Дзыба 2016 - Дзыба В.А. Абазины в войнах России XIX и начала XX веков. - М.: Центрполиграф, 2016. 352 с., илл.

Дышеков 2014 - Дышеков М.В. Кавказская война в лицах: штрихи к историческому портрету Исхака Абукова // Кавказская война: события, факты, уроки. Материалы международной научной конференции (г. Нальчик 15-19 октября 2014 г). - Нальчик: Издательский отдел КБИГИ, 2014. - С. 50-56.

Жэмыхъуэ 2012 - Жэмыхъуэ М. Абыкъухэ я къуэпсыр жыжьэ дыдэ къыщожьэ // Адыгэ псалъэ. - Налшык, 3.07.2012. (Жемухова М. Далекие корни рода Абуковых).

Казаков 2006 - Казаков А.В. Адыги (черкесы) на российской военной службе. Воеводы и офицеры. Середина XVI - начало XX в. Биографический справочник. - Нальчик: Эль-Фа, 2006. - 392 с.

Ковал1вський 1928 - Кова/йвський А.П. Розписи мусульманского кладовища // Схщнш свт - Харюв: Державне видавництво Укршни, 1928. - № 6. - С. 195-211.

Кожев 2012 - Коже в З.А. Черкесское (адыгское) коневодство и всадническая традиция // Исторический вестник. - Нальчик, 2012. - Вып. XI. - С. 3-26.

Кожев, Мирзоев 2016 - Кожев З.А., Мирзоев А.С. Кабардинская порода лошадей: ретроспектива, современное состояние, перспективы сохранения и развития // Качество, инновации, образование. - 2016. - № 8-10 (135-137). - С. 231-239.

Коков 2000 - Коков Дж.Н. Избранные труды. - Т. 1. Адыгская топонимия. - Нальчик: Эльбрус, 2000. - 488 с.

Коробов 2013 - Коробов Д.С. Уллу-Дорбунла - средневековое городище в верховьях Подкумка // Очерки средневековой археологии Кавказа: к 85-летию со дня рождения В.А. Кузнецова. Сб. статей / отв. ред. В.И. Козенкова. - М.: Институт археологии РАН, 2013. - С. 114-139.

Коробов 2017 - Коробов Д.С. Система расселения алан Центрального Предкавказья в I тыс. н.э. (ландшафтная археология Кисловодской котловины). - М.; СПб.: Нестор-История, 2017. - Том 2: Каталог поселений Кисловодской котловины. - 312 с., илл.

Кумыков 1985 - Кумыков Т.Х. Дмитрий Кодзоков. - Нальчик: Эльбрус, 1985. - 180 с.

Кшесинская 1998 - Кшесинская М. Воспоминания / пер. с французского Л. Папилиной. - Смоленск: «Русич», 1998. - 416 с., илл.

Мамхегов 2019 - Мамхегов А.Б. Материалы к биографии действительного статского советника Д.С. Кодзокова // Электронный журнал «Кавказология». - 2019. - № 1. - С. 95- 122. DOI: https://doi.org/10.31143/2542-212X-2019-l-95-122

Михайлов 2001 - Михайлов И.В. Населенные пункты Карачаево-Черкесской республики. - Черкесск: Центр детского и юношеского туризма КЧР, 2001. - 192 с., илл.

Никитин 1964 - Накатан В.А. По живописным местам. Кавминводы. Теберда. Архыз. - Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 1964. - 182 с.

Письма о Кавказе… 2009 - Письма о Кавказе и Крыме. Флориан Антуан Жиль. Перевод К. Мальбахова. - Нальчик: Эль-Фа, 2009. - 287 с., илл.

Политические репрессии… 2017 - Политические репрессии черкесов на Северном Кавказе (1918-1940-е гг.). Историко-архивные материалы и воспоминания / автор- составитель А.К. Шапарова. - Нальчик: ИГИ КБНЦ РАН, 2017. - 824 с., илл.

Потто 1912 - Потто В. А. Два века Терского казачества. - Владикавказ: Электропечатня типографии Терского областного правления, 1912. - Т. 2. - VIII + 236 с.

Рунич и др. 1983 - Рунич А.П., Березин Я.Б., Савенко С.Н. Комплекс памятников раннего средневековья в верховьях реки Подкумок // Проблемы археологии и этнографии Карачаево-Черкесии / отв. ред. Е.П. Алексеева. - Черкесск: КЧНИИИФЭ, 1983. - С. 56-66.

Рунич, Михайлов 1976 - Рунич А.П., Михайлов Н.Н. Городище Бургусант или Рим- Гора // Материалы по изучению Ставропольского края. - Ставрополь: Ставропольское книжное издательство, 1976. -Вып. 14. - С. 162-182.

Савенко 2017 - Савенко С.Н. Новые биографические данные о В.Р. Апухтине, Н.М. Егорове, В.Ф. Смолине, М.И. Рыбенко и А.П. Руниче // Третий Кавминводский межрегиональный музейно-научный семинар памяти краеведов / под ред. С.Н. Савенко. - Ставрополь: Печатный двор, 2017. - С. 9-34.

Савойский 2017 - Савойский А.В. Род Абуковых в истории Залукокоаже. 06.02.2017 // Золка.ру: сайт. URL: https://www.zolka.ru/rod-abukovyx-v-istorii-zalukokoazhe/ (дата обращения: 16.02.2021).

Фиркович 2006 - Фиркович А. Археологические разведки на Кавказе // Бал кар ия: страницы прошлого. - Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых (Полиграфсервис и Т ), 2006. - Вып. Ш. - С. 46-69.

Фоменко 2015 - Фоменко В.А. Северо-Западный и Центральный Кавказ в древности и средневековье (вторая половина П тыс. до и. э. - середина II тыс. и. э ): обзор актуальных вопросов социально-экономического и культурно-этнического развития. - Нальчик: КБИГИ, 2015. - 176 с., илл.

Хуранов 1979 - Хуранов Ш.Ш. Об абазинских тамгах // Археология и этнография Карачаево-Черкесии. - Черкесск: Карачаево-Черкесский научно-исследовательский институт экономики, истории, языка и литературы, 1979. - С. 157-188.

Шамиль… 1997 - Шамиль. Иллюстрированная энциклопедия / гл. ред. Ш.М. Казиев. - М.: Эхо Кавказа, 1997. - 224 с., илл.

Поделиться в соцсетях

Добавить комментарий