Восточная граница Черкесии. Кавертеи Иосафата Барбаро, 1452 г.

Иосафат Барбаро зафиксировал расселение кабардинцев на восток от черкесского княжества Кремук через три княжества или субэтнических подразделения: «За Кремухом обитают разные народы, в недальнем расстоянии один от другого, как то киппики, татакозцы, собайцы, кавертейцы и ас или аланы». (Барбаро И. Путешествие в Тану // АБКИЕА. С. 42).
Кремук надежно ассоциируется с Темиргоем. Соответственно делаем отчет от восточной границы культуры Белореченских курганов, т.е. от реки Лабы в ее среднем течении. Какие территории занимали киппики, собаи, татакозцы мы не знаем, но даже если на каждое племя приходилась узкая полоска земли в 50–70 километров, вытянутая вдоль Главного хребта, то западные пределы кабардинцев начинались в 150–200 километрах от Лабы. Так и было в последующие века.

Источник говорит, что за кабардинцами следуют аланы или асы. Действительно, за Кабардой должны были начинаться остатки аланов в лице позднее известной нам Осетии. У Интериано говорится, что черкесские земли тянутся на восток на восемь дней пути. На наш взгляд, день пути верхом позволял преодолеть 100-километровое расстояние. Тем более, правобережье Кубани лишено рек и естественно имело торную дорогу с запада на восток Северного Кавказа. Правобережье Кубани в этот период было местами заселено адыгами и пределы Кремука и других черкесских княжеств выходили на правый берег. Можно предположить, что жители Закубанья для более быстрой езды переправлялись на правый берег, так как само Закубанье покрыто массой рек с еще более многочисленными притоками. Барбаро за три дня преодолел расстояние от Таны в устье Дона до Кремука – это более 300 километров. Тогда протяженность Черкесии на восток в 1500 году равнялась 800 километрам. Это примерно современный Пседах в Чечне.

У Барбаро содержится еще одно свидетельство значительного распространения пределов Черкесии на восток. При повествовании об одном из эпизодов междоусобной борьбы татар, имевшем место около 1438 г., он подчеркивает, что значительная армия татар, возглавляемая мятежными ханычами, из района Кумыкии (le campagne de Tumen), в нижнем течении Терека, двинулась к устью Дона, «обогнув Черкесию» (intorno apreso la Circassia). (Иосафат Барбаро. Путешествие в Тану // Каспийский транзит. Т. 2. С. 108). Спрашивается, какую Черкесию так старательно могли огибать ордынцы, если не занятую уже адыгами Кабарду?

Одним из важных нарративных свидетельств существования Кабарды является сообщение русских летописей о бегстве осенью 1445 г. в «Черкасскую землю» казанских царевичей Касима и Якуба, сыновей хана Улуг-Мухаммеда. Согласно русским источникам, царевичи скрывались от своего брата Махмутека, убившего отца и одного из своих братьев Юсуфа.

Известно, что прежде, чем направиться в Черкесию, братья бежали в Астрахань. Переход из Астрахани в Кабарду вполне логичен. Мы знаем, что так поступали потом очень многие татарские беглецы. Вряд ли здесь речь шла о западночеркесских областях. В литературе иногда высказывается еще более смелое предположение, что царевичи нашли приют в приднепровских Черкассах. И географически, и политически сомнительный маршрут. Тем более, что в «Черкасской земле» царевичи нашли надежное убежище, здесь собрали большое войско и двинулись на Москву, где их союзнику Василию II Темному была необходима их поддержка в возвращении трона. (Зимин А. А. Витязь на распутье. Феодальная война в России XV в. М., 1991. С. 118).

Само выражение «Черкасская земля» указывает на страну адыгов, тогда как Черкассы были не более, чем форпостом Литвы на юге. Ш. Ф. Мухамедьяров отмечает, что в случае с перемещением казанских царевичей речь шла о черкесской области, «расположенной в непосредственной близости от района Нижнего Поволжья». (Очерки истории распространения исламской цивилизации. Т. 2: Эпоха великих мусульманских империй и Каирского Аббасидского Халифата (сер. XIII – середина XVI в.). М., 2002. С. 158).
28 Раздел I. «Страна зихов, именуемых черкесами» Казанские беглецы, как мы можем предположить, направились в Черкесию по двум причинам: 1) это была страна, которую напрямую и надежно не контролировал ни один из татарских владык; 2) они могли иметь с черкесами родственные отношения по женской линии либо по линии аталычества, что подтверждается многими примерами крымской и астраханской истории.

Самое неожиданное свидетельство существования Кабарды – это сообщение о походе великого князя литовского Витовта в 1412 г. в Кабарду против «черкасов пятигорских». (Жук В. Где же произошла битва Витовта? // Дорогами тысячелетий. М., 1989. С. 176). Этот поход был следствием ордынской политики Витовта, отряды которого проникали на восток вплоть до Астрахани. Он помогал Тохтамышу, его сыновьям. У него была масса ордынских вассалов. Известно, что Витовт вывел к себе на службу из Крыма и других областей Орды большое число татар и евреев-караимов. Последние пользовались его особой благосклонностью и несли службу в Тракае – великокняжеской резиденции. Вполне возможно, что поход в Кабарду привел к появлению в Литве каких-то кабардинских поселений. На карте Литвы есть поселок Кибартай. (Атлас мира. М.: «Слово», 1999. С. 120 – 121).

«Витовт, – пишет В. Жук (Полтава), – разрешает селиться на Левобережье Днепра выходцам из Орды, недовольным ордынскими правителями. После этого похода начинается довольно интенсивная со времен Батыева разорения колонизация территории Полтавского края. Черкесские племена, которые еще задолго до похода Витовта начали селиться на Правобережье, где основали город Черкассы, теперь в значительном количестве снова прибывают в Поднепровье и обосновываются в Посулье, а частично в Поворсклье». (Жук В. Где же произошла битва Витовта? С. 176 – 177).

Восточные пределы Черкесии во время путешествия Амброджо Контарини в 70-е гг. XV в., вероятно, достигали Дагестана: «Здесь (в Дербенте. – Прим. С. Х.) есть глубокая долина, которая тяняется до Черкесии». (Там же. С. 251). Контарини пользуется определением «степи Черкесии», где кочуют татары Большой Орды. (Контарини А. Хождение в Персию // Каспийский транзит. Т. 2. С. 256, 278). Контарини отмечает достаточно низкий военный потенциал татар Большой Орды, которая может выставить только около двух тысяч хорошо экипированных воинов, но при этом: «Татары пользуются славой безумных храбрецов, потому что делают набеги и грабят черкесов и русских». (Там же. С. 259).

В XVI в. Франческо Тьеполо подчеркивает, что Астраханское ханство граничит с черкесами: «область Читракан» в качестве восточного рубежа имеет Волгу, отделяющую ее от ногаев, с юга Каспий и отроги дагестанских гор, «с запада – чиркассы, с севера – Кумания. От двух последних она отделена бесплодной степью». (Аннинский С. А. Рассуждение о делах Московии Франческо Тьеполо // Исторический архив. Т. 3. М.-Л., 1940. С. 332–333).

Джованни Тедальди, флорентийский купец и дипломат, около 1554 г. совершил поездку в Иран через Москву, Астрахань и Черкесию: «Порт этот (т.е. Астрахань – Прим. С.Х.) принадлежит великому князю (Астрахань стала русской в 1556 г., но в 1554 г. русские войска содействовали воцарению хана Дербыша – Прим. С.Х.); здесь бывает большое стечение народа и прославленная торговля. Далее Тедальди (известия Тедальди пересказываются римским послом в Польше Антонио Поссевино – Прим. С.Х.) вступил в страну черкесов; это славные люди (buona gente), христиане-якобиты. В 7 дней они провели его верхом на вьючных лошадях до границ Персии. От Астрахани 300.000 шагов до Черкесии. Земли около Каспийского моря населяют черкесы и живут до границ Персии… А в Москве есть люди, умеющие говорить по-черкесски, а черкесский язык особенный и своеобразный». (Тедальди Дж. Известия о России времен Ивана Грозного // Северный Кавказ в европейской литературе XIII–XVIII веков. Нальчик, 2006. С. 42).

«Степи Черкесии» по Контарини – все равнинное пространство между Азовским и Каспийским морями. Восточный сектор – современные Ставрополье и Калмыкия – были местом кочевки татар Большой Орды. А земли ближе к Тереку были уже настоящей Черкесией — Кабардой. Западный сектор «степей Черкесии» был изъят из кочевого оборота татар очень скоро – в конце XIII – начале XIV вв. Здесь это географическое понятие обретало реальное политическое содержание, повседневный смысл.

Большая Орда являлась правопреемницей Золотой Орды, ее срединным владением. Ее татарское наименование Тахт Эли, т.е. Тронное или Престольное владение. (Зайцев И. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (начало XV – первая половина XVI вв.). М., 2004. С. 99). Напомним, что факт свержения татарского ига над Русью постулируется из успешного завершения для Ивана III его затяжного военно-политического противостояния именно с этим татарским государством.

Население Орды перемещалось в пространстве между Доном и Астраханью, а более западные районы, лежащие между Доном и Днепром перешли под контроль молодого Крымского ханства. Степь, истощенная двухвековой экстенсивной эксплуатацией, перестала питать систему жизнеобеспечения кочевников. Во многих отчетах звучит тема голода в Орде.

Единственной надеждой на спасение для Большой Орды было обретение прочной продовольственной базы в Черкесии, пастбища которой могли прокормить практически любое количество ордынских стад. А закубанские, замалкинские и затеречные луга вовсю зеленели тогда, когда трава к северу от Терека выгорала полностью.

Богатый район Пятигорья манил ордынцев еще и своей открытостью, но адыгское население было уже столь сильно, что его победы над Ордой звучат почти в каждом отчете этого периода. Летом 1498 г. посол в Молдавии сообщал в Москву: «А нынеча государь, ко царю к Менгли-Гирею пришли вести изо Орды из Ши-Ахметевы, а сказывают, государь, Орда та велми голодна и охудела. Да еще, государь, сказывают, приходили Черкасы на Большую Орду, да побили, государь, сказывают, татар Большой Орды добре много». (Цит. по: Зайцев И. Указ. соч. С.99 – 100).

В августе 1500 года Иван Кубенский, московский посол в Крыму, сообщал: «А Орду, государь, сказывают в Пяти-Горах под Черкасы, о голодну кажут и безконну добре». (Там же. С. 101).

В донесении И. Мамонова (осень 1500 г.) говорится: «А Тюмень и Черкасы Орде недруги, и там вся Орда отвсяля блюдет, затем там и не пахали. А слух, государь, таков, что Ши-Ахмет сюды (т.е. на Дон – Прим. С.Х.) и не хотел, да улусы не захотели быти под Черкасы, и ШиАхмет с ними покочевал к Дону». (Там же. С. 102)

Хотко С.Х. 

«Открытие Черкесии». 2015г. Стр. 27

Если интересно, посмотрите также:

  • Об адыго-абазинском населении Пятигорья в период Кавказской войныОб адыго-абазинском населении Пятигорья в период Кавказской войны Одной из особенностей развития отечественной исторической науки на современном этапе является повышенный интерес к дискуссионным военно-политическим аспектам истории включения Северного […]
  • История образования аула Бабуковых (с. Сармаково)История образования аула Бабуковых (с. Сармаково) История селения Сармаково связана с уорками (дворянами) Бабуковыми (каб. Бабыгу). Согласно генеалогическим исследованиям Кишмахова Магомета Хаджи-Бекировича (Убыхский род Берзек и его […]
  • Реки Зольского районаРеки Зольского района Основные реки Зольского района - Малка, Золка, Этоко с притоками. Рассмотрим историю и этимологию их наименований. р. Малка - самая длинная река из полностью протекающих по территории […]
  • История образования аула Ашабовых (с. Малка)История образования аула Ашабовых (с. Малка) В истории Кабарды известен дворянский род Ашабовых (Ачабовых) абхазо-абазинского происхождения, представитель которого Миншак Ашабов был знаменитым героем Канжальской битвы 1708 г. под […]

2 thoughts on “Восточная граница Черкесии. Кавертеи Иосафата Барбаро, 1452 г.

  1. Кстати, в шапсугском диалекте именно «къэрбэтай».

  2. К сожалению, данным о походе Витовта в Пятигорье подтверждение найти не удаётся. Да и его биография говорит, что в 1412 г. он был в других местах.
    Свидетельство И.Барбаро 1452 г. слишком неопределённое. Можно лишь говорить, что кабардинцы жили на востоке Черкесии и граничили с какой-то из территорий бывшей Алании. Это могло быть и восточное Закубанье.
    Мне кажется А.Контарини (1476 г.) по Черкесией имел в виду весь Северный Кавказ, начинающийся за Дербентом.
    Генуэзские источники до второй половины 15 в. описывают Болетекой, Жану, но не Кабарду. Также они не упоминают о едином правителе Черкесии (Инале), а о разных отдельных княжествах.
    Думаю, что правление Инала и освоение нынешней Кабарды произошло в самом конце 15 в. Возможно даже после этих событий:
    «…в огромном числе двинулись к потоку, называемому Терх, который находился в провинции Элохци, вошли в Каспийские горы, где есть многие христиане-католики, и в каждом месте, где находили христиан, без всякого сожаления умерщвляли всех: женщин, мужчин, малых и взрослых, — а после этого спустились в страну Гога и Магога, и так как эти тоже были христианами, но на греческий манер— [то] и с этими сделали подобное. Затем они повернули в Черкассию, идя к Шип пихи и Карбатеи, которые обе расположены на Большом море [т. е. на Черном море], и подобным образом поступили и с этими местами, до тех пор пока люди из Тетракоссы и Кремуха не сошлись с ними врукопашную и устроили такой грохот, как будто бы сорвалась сотня ветров: и они [т. е. участники набега] убежали в этот недобрый час в свою страну. Зихи могли понять, в какой тяжелой ситуации очутились христиане, которые жили вокруг — это было в 1486 г.»

    Этот город был назван Дербентом на персидском языке, что по нашему означает «железные ворота», и тот, кто хочет пройти в Черкассию, должен держать путь через этот город, который граничит с Черкассией…
    http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XV/1480-1500/Zapadno_evrop_put_dag/text.phtml

    Хотя если упомянутые Шип пихи и Карбатея это Шапсугия и Кабарда (Къабартый), то они в то время вообще располагались по-соседству у моря и свидетельство И.Барбаро от 1452 г. также по вопросом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

3 + = 6