Полищук И.И. — Родники

Уверен, что многие пожилые люди, находящиеся в грустном состоянии, услышав неожиданно имя дорогого им человека или название их малой родины, вмиг становятся бодрее и даже моложе. На днях, в сырой мрачноватый день, когда и на душе было мрачновато, я, просматривая свежую газету, увидел упоминание о Малой Золке. От одного только этого названия мне стало теплее, и даже погода за окном показалась более привлекательной. Золка — не понятное русскому человеку слово. Да и многие кабардинцы, чьи стада коров и табуны коней с давних времен паслись на берегах Малой Золки, Золки Южной, Второй, Четвертой, Пятой Золок, Большой и Сухой Золки, не знают почему названы так все речушки, сбегающие с северо-восточных склонов замечательного пастбищного Джинальского хребта.

В былые времена на берегах этих речек были заросли ивняка и верб, и однажды какой-то наблюдательный кабардинец, увидев эти заросли, сказал: «Дзалюко», что значит вербное место. Пришедший сюда издалека русский, услышав это труднопроизносимое слово, воспринял его по-своему и переделал на более привычное для слуха — Золка (вроде, — от золы). Так как небольшие речушки были похожи, словно родные сестры, каждая из них оставалась Золкой с уточнением: Первая она или Пятая, Большая или Малая.

Все они, подпитываемые многочисленными родниками, постоянно, кроме времени сильных дождей или быстрого таяния снегов, были светлыми с чистой вкусной водой.

РОДНИКИ. Можно ли забыть их? Недаром в этом слове замечательный корень РОД, и оно сродни словам родной, родители, РОДИНА!

Сколько этих больших и малых родников в годы моего детства было на берегах всех Золок! Каждый из них имел свой характер. Один весело журчал в любую погоду, другой издавал тихий шипящий звук, третий бесшумно вытекал из-под лежащего камня… Но все большие и малые, шумные и тихие объединяло одно — вода каждого из них была одинаково вкусной. Чистая холодная она, словно магнит, притягивала людей к себе. И там, где имелись особенно обильные и красивые родники, появились сёла Зольское, Псынадаха (красивый родник), Светловодское, Залукокоаже, Залукодес, Шардаково, Лесгорье, Бруненталь (Октябрьское)

…. Возле Зольского на берегах речки и на склонах холма, тянущегося вдоль Малой и Второй Золки, било десятка два родников, в том числе три очень крупных, в которых даже рыбёшка водилась. Бывало, в жаркий день подойдешь к такому источнику, сорвёшь лист лопуха, сделаешь из него черпачок, зачерпнёшь холодной хрустально чистой водички и пьёшь её мелкими глотками. Мне очень нравилась вода из небольшого родничка, вытекавшего из-под кургана, стоящего у места впадения Золки, бегущей со стороны Залукодеса в Центральную. В начале лета какой-то добрый прохожий смастерил из ствола лопуха трубочку и приладил её так, что водичка из источника текла через неё.

Как-то в жаркий день я, малолетний подпасок, пробегая мимо того родничка, не припал к нему, спешил за коровой, отошедшей от стада. Спустя годы, когда мы с братом за тысячи вёрст от Зольского пасли другое стадо там, где не было родников, от жары и жажды я уснул, и мне приснился мой любимый родничок. Так стало обидно, что я тогда, давно прошёл мимо и не испил животворящей воды! А позже о зольских родниках я часто вспоминал на фронте.

В детстве, когда наше стадо отдыхало на стойле близ кургана, стоящего у соединения Золок Центральной и Южной, мы с братом Сашей шли к самому мощному роднику, из которого выбегал солидный ручей. Напившись воды, мы любили наблюдать, как стайка плотвичек в роднике плавает сюда-туда. Нас особенно забавляло то, что стайка не следовала за каким-либо вожаком, как это заведено в стаде коров или в отаре овец, а вдруг, словно по команде, все рыбёшки поворачивались назад, и те, что были последними, становились первыми.

Даже в самые жаркие дни, когда на землю садился, словно на раскалённую плиту, в родниках вода была студёной. Ферма нашего колхоза «Маяк» находилась на Четвёртой Золке северо-западнее Залукодеса. Дневной и вечерний удой сохраняли во флягах, стоявших в роднике, и я после утренней дойки вёз на молокозавод (посёлок Джинал) холодное, не прокисшее молоко.

Не знаю, есть ли другие места, где столько родников, сколько их было в Зольском районе?! Среди Золок я назвал одну, о которой сейчас, вероятно, никто и не слышал. Это Сухая Золка, в отличие от своих сестёр сбегала не с Джинальского хребта, а с южного склона Мамышева кургана. По какому праву ту речушку, впадавшую в Малку, назвали Золкой, не могу сказать, но всё-таки она в своё время существовала. Уже при моей памяти в летние месяцы она не доходила до шоссе Нальчик-Пятигорск. Только во время дождей или снеготаяния, проезжая из Малки в сторону Пятигорска, в двух километрах от Псынадаха, можно увидеть ручей, бегущий по направлению к станице Марьинской. О том, что в давние времена по той балке бежала настоящая речка, говорило наличие рыбы в её верховье. В родниках на южных склонах холма, тянущегося вдоль Малой Золки, мы с братом Сашей ещё в 1936 году ловили вкусных пескарей.

Интересно, что некоторые родники били не только у берегов рек и у подножья холмов, а даже почти на их вершинах. Такой родник был на горе, под которой расположился хутор Лесгорье. От него спешил вниз ручей, обеспечивавший жителей Лесгорья хорошей водой. Ещё с более высокого холма, от кургана, называемого зольчанами Малкинским, тоже бежал ручей, впадавший в Золку у южной окраины Батеха.

Если в выше упоминаемых ключах водилась различная живность, то в довольно большом ручье, впадавшем в Золку у села Зольского, никакой живности не имелось. Ручей, который мы называли Гнилушкой, начинался из источников, находившихся почти на вершине холма. Вода в нём имела запах керосина, и многие тогда предполагали, что под тем холмом может быть нефть.

…Родники, как жаль, что вас всё меньше и меньше!… Хочется, чтобы и наши потомки не только из книг знали о чудесных этих источниках, но имели бы счастье пить из них воду, которую не надо хлорировать и пропускать через различные фильтры.

Когда я вижу на телеэкране навязчивую рекламу: «Не дай себе засохнуть!», и наблюдаю за толпящимися в очереди за «Фантой», «Спрайтом» или какими-нибудь энерготониками, я жалею тех, кому неведом вкус живительной родниковой воды.

Полищук И.И.

2008 г.

Если интересно, посмотрите также:

  • Полищук И.И. — Зольское и зольчанеПолищук И.И. — Зольское и зольчане Представляем вниманию читателей главу "Зольское и зольчане" книги Ивана Ильича Полищука "Край родной", которая вышла в свет 2009 году. Иван Ильич - участник Великой Отечественной войны. […]
  • Умер Иван Ильич ПолищукУмер Иван Ильич Полищук На днях после продолжительной болезни ушел из жизни известный зольчанин, ветеран и педагог Полищук Иван Ильич. 24 марта ветерану войны исполнилось 93 года.  Он почетный гражданин четырех […]
  • Старый тополь над родникомСтарый тополь над родником В Залукокоаже растет огромное дерево – тополь. Мы же называем дерево Щхьэлжыг (щхьэл в переводе с кабардинского языка – мельница, когда-то здесь располагалась мельница). Под сенью его […]
  • Гедмишх: Основа жизниГедмишх: Основа жизни В минувшую пятницу руководство Министерства строительства и ЖКХ КБР провело выездное совещание в Зольском районе, на которое пригласило широкий круг людей, представлявших государственные […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

75 − 68 =