Первопоселенцы немецкой колонии Бруненталь (с. Октябрьское)

В 1923-1924 годах в долине реки Золки, изрезанной многочисленными речушками и ручьями, неподалеку от кабардинского села Залукокоаже возникло новое поселение. Переселенцами были 38 безземельных немецких семей из колонии Александровской, что под Нальчиком. Немецкие крестьяне наделялись землей в соответствии с планом землеустроительных работ, повсеместно проводимых в Кабардино-Балкарской автономной области в   20-е годы ХХ века. История их переселения и обустройства на новом месте нашла свое отражение в документах управления центрального государственного архива Архивной службы КБР.

Летом 1923 года жители Александровской немецкой колонии Георгий Каммерцель, Александр Кункель и Филипп Гердт по доверенности от всех александровцев, желающих переселиться на Золку, отправились в дальний путь за 70 верст от Нальчика с целью определения границ своего будущего поселения. Основные работы по землеустройству колонии были возложены на землемера Земельного управления Кабардино-Балкарской автономной области Ивана Отченашенко, который и подготовил в итоге всю земельно-проектную документацию. В августе 1923 проектный план нового поселения был представлен им в Земельное управление КБАО:

Поскольку в этих местах было много родниковых вод, немцы назвали колонию  «Бруненталь», что в переводе с немецкого языка означает «Родниковая балка», «Долина родников».  Вблизи от Бруненталя находились такие значимые природные объекты, как соленое озеро Тамбукан, Нагорные и Зольские пастбища, выходы сернистых минеральных источников. Всего 19 километров отделяли колонию Бруненталь от Пятигорска – курортного, культурного, научного и торгового центра, в середине 1930-х годов являвшегося столицей Северо-Кавказского края.

Немцы не были одиноки в своем переезде на Золку: параллельно с  Бруненталем рядом создавалось еще одно новое поселение — Светловодское, куда переселялись русские семьи с хутора Возвратного.

Первоначально колония Бруненталь и селение Светловодское территориально входили в Баксанский округ Кабардино-Балкарской автономной области. С  1924 г. они вошли во вновь образованный Нагорный округ КБАО. Отличительной особенностью Нагорного округа стало то, что его административный центр разместился не в Кабардино-Балкарии, а в соседнем Пятигорске. Затем произошло еще несколько административно-территориальных преобразований. В  1932 г. Нагорный округ был реорганизован в Нагорный район, преобразованный  впоследствии (1937) в Малкинский, а затем в Зольский район КБАССР (1938).

После того, как переселенцы обоих населенных пунктов полностью переселились на Золку, в ноябре 1924 г.в них прошли выборы, в результате которых был сформирован единый сельский Совет, расположенный в с. Светловодском. Председателем избрали Бебешко Ивана Васильевича (из селения Светловодского), заместителем – Юнга Ивана Даниловича (из колонии Бруненталь). Однако в феврале следующего года брунентальцы решили отделиться от светловодцев. В своем заявлении на имя председателя Нагорного окружного исполкома они написали: «Просим Вашего ходатайства перед надлежащими органами власти о разрешении открыть самостоятельный исполком в нашей колонии, ввиду того что наступает время, когда все внимание будет обращено на весеннюю работу по засеву наших полей. Нам представляется страшно неудобным иметь объединенный исполком в пос. Светловодском, так как сходы собирать вечером нельзя, а днем – то теряем каждый раз трудовой рабочий день для нас». Просьба немцев была услышана, и уже в том же месяце Президиум Нагорного окружного исполкома постановил: «Принимая во внимание национальную политику, ходатайство граждан колонии Бруненталь поддержать, несмотря на расход, вызываемый на содержание вновь открываемого сельисполкома». Председателем сельисполкома жители колонии  избрали Юнга Ивана Даниловича, заместителем – Камерцеля Егора Христиановича, секретарем – Кункеля Александра Генриховича, членами Совета — Сайбеля Егора Давидовича и Штеле Генриха Генриховича. Второй состав Совета, избранного в январе 1926 года, состоял из председателя Вейнмейстера Егора Егоровича, заместителя председателя Петри Якова Филипповича, уполномоченного по землеустройству и казначея Штеле Генриха Генриховича и членов Совета Циммер Марии и Сайферта Ивана Яковлевича.

При сельсовете действовал регистрационный стол ЗАГС, где велся учет рожденных и умерших, а также вступивших в брак. Сохранившиеся в архиве документы ЗАГС фиксируют имена первых «коренных» жителей Бруненталя, появившихся на свет после переселения их родителей из Александровки: Полина Вейнмейстер, дочь Егора Вейнмейстера – родилась 8 марта 1925 г., Арнольд Кункель, сын Александра Кункеля — 11 августа 1925 г., Эмма Юнг, дочь Ивана Юнга – 26 августа 1925 г. и др. По состоянию на 1 января 1925 г. в колонии проживало 38 семей с общим количеством населения 186 человек. За пять лет количество семей увеличилось до 45, количество населения – до 246 человек.

Первоочередным вопросом, поставленным Советской властью перед немецкими колонистами, стало открытие в колонии школы. По этому поводу в архиве сохранилась подробная межведомственная переписка. Немцам нужен был учитель немецкого языка, который бы обучал школьников родному языку. Но так как среди колонистов подобного человека не имелось, администрации пришлось приглашать его со стороны. Им оказался Готольд Шнайдер, прибывший в Кабардино-Балкарию из с. Цвытящего Волынского округа Украинской ССР в 1929 году. Шнайдер получил должность заведующего школой колонии Бруненталь, сменив на этом посту заведующего Птахина.

Помощь государства переселяющимся семьям выражалась в предоставлении им долгосрочных ссуд, что помогало в расходах на строительство жилья и приобретение домашнего скота. Дома немцы строили из самана. Те хозяева, кто побогаче, покрывали их черепицей, кто победнее – соломой. В каждом дворе имелись хозяйственные постройки, рабочий скот, сельхозтехника. Всего по состоянию на 1 января 1926 г. у колонистов имелось 69 лошадей, 1 бык, 117 коров, 33 теленка, 36 свиней, 15 однолемешных плугов, 23 бороны, 5 веялок, 5 жаток и 2 паровые молотилки. На первых порах в колонии также действовал ККОВ – Комитет крестьянской общественной взаимопомощи, чьи продовольственные и семенные фонды адресовались в первую очередь бедным крестьянским хозяйствам. Основными культурами на полях Бруненталя  были: пшеница, овес, ячмень, рожь, кукуруза, подсолнух, картофель, тыква, столовая и кормовая свекла.

По воспоминаниям дочери одного из жителей колонии Бруненталь, Раисы Юнг, известно, что ее отец, Григорий (Христиан) Иванович Юнг в период коллективизации возглавил созданный в Брунентале колхоз. Немцы неохотно вступали в колхоз, о чем свидетельствуют архивные документы. Тем более, что в Брунентале  вместе с с. Светловодским уже имелось товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) – более щадящая, чем колхоз, форма сельской кооперации, при которой использовался коллективный труд крестьян на обобществленном земельном участке. В кооператив вступали добровольно, а прибыль от урожая распределялась справедливо между всеми участниками, в зависимости от доли их участия в производстве. Используемый же при сезонных работах рабочий скот и сельхозинвентарь, что немаловажно, оставались в частной собственности членов товарищества. В отличие от ТОЗа, в колхоз требовалось сдавать свой  рабочий скот, как правило, лошадей. А для сельского жителя потерять  лошадь означало лишиться главного богатства, ведь лошадь всегда была первой помощницей крестьянина в тяжелых деревенских трудах, кормилицей всей его семьи. Но политика в области сельского хозяйства во второй половине 20-х годов повернулась так, что массовой формой кооперации в деревне стала сельхозартель, то есть  колхоз.

Курс на коллективизацию сельского хозяйства был провозглашен Сталиным в декабре 1927 г. на XV съезде ВКП (б), в связи с чем ближайшие два года в стране прошли под флагом создания колхозов и борьбы с кулачеством. Сопутствующими мероприятиями в виде так называемых «хозяйственно-политических кампаний» на селе, больно ударивших по крестьянству, стали повышение единого сельхозналога для зажиточных хозяйств, выкачивание из населения «излишков» зерна для поставки за границу, реализация займов индустриализации среди крестьян и другие непопулярные меры. По многим советским деревням тогда прокатился лозунг: «Долой коммунистов и колхозы!». Не обошло антиколхозное движение и Кабардино-Балкарскую автономную область. Печально знаменитыми остались в истории нашего края «кровавое лето» 1928 года, когда произошло Баксанское крестьянское восстание против участия сельчан  в бесплатных мелиоративных работах,  Верхне-Курпское восстание 1929 года, Нагорно-Баксанское восстание 1930-1931 годов, охватившее Сармаково, Залукокоаже, Верхний и Нижний Куркужин, Малку, Заюково, Каменномостское, Кызбурун-2, некоторые селения Малой Кабарды и Балкарии… Против коллективизации выступали  кабардинцы и балкарцы, русские и казаки, немцы колонии Александровской. Все они в скором будущем пополнили списки жертв репрессий ОГПУ.

Однако у партийно-советского руководства КБАО не было выбора. Кабардино-Балкария, как часть Северного Кавказа, согласно постановлению ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», относилась к зоне сплошной коллективизации, и во что бы то ни стало обязана была дать в Москву соответствующие цифры по выполнению плана организации колхозов до осени 1930 – максимум до весны 1931 года. Для проработки всех вопросов, связанных с проведением сплошной коллективизации Кабардино-Балкарской области, была создана комиссия в составе председателя облисполкома Калмыкова, заведующего земельным управлением Водахова и заведующего деревенским отделом обкома ВКП (б) Смирнова, а также организованы подкомиссии по экономическому районированию области, полеводству, животноводству, организационному построению колхозов.

Грядущие в Кабардино-Балкарии перемены, связанные с насаждением колхозов, сломали более-менее отлаженный быт немецких колонистов. Как уже говорилось выше, в конце 1929 г. под давлением властей в колонии был спешно организован колхоз «Бруненталь». Власти приурочили торжественное открытие колхоза ко Дню урожая и коллективизации — новому всесоюзному празднику, установленному решением ЦК партии 14 октября 1929 года. В УЦГА АС КБР сохранился ряд протоколов общих собраний граждан колонии и протоколов общих собраний колхозников, по которым можно проследить этапы организации этого колхоза. Так, 21 января 1930 г. протоколом общего собрания членов колхоза «Бруненталь» было принято решение: в целях обобществления как рабочего скота, так и сельхозинвентаря создать оценочную комиссию, которой в четырехдневный срок закончить оценку имущества колхозников для дальнейшей передачи его в колхоз. Перспектива остаться без имущества вызвала только одно желание у новоиспеченных колхозников: поскорее выйти из колхоза. Что и было оформлено протоколом от 6 марта 1930 г. Немцы решили «организованный колхоз «Бруненталь» распустить», а «принятый ранее и зарегистрированный устав товарищества по совместной обработке земли – подтвердить». В условиях сталинского режима данное решение являлось очень смелым, но опрометчивым шагом, последствия которого не замедлили сказаться в дальнейшем на судьбах немецких колонистов. Колхозников во главе с председателем  обвинили в кулацких настроениях, которые необходимо было срочно «вскрыть». В агитационных целях, для наведения порядка и стабилизации обстановки из Баку в Бруненталь был прислан рабочий-двадцатипятитысячник, с прибытием которого в Брунентале разразился крупный скандал. Фамилию бакинского агитатора установить по архивным документам не удалось, известно только, что он должен был занять должность заместителя председателя колхоза тов. Сайбеля. Сохранилось его выступление на общем собрании граждан колонии Бруненталь, где он сказал следующее: «Когда я прибыл в с. Бруненталь сейчас же, то по просьбе граждан заявил о своей личности, кто я такой и зачем, т. е. для какой цели я к вам прислан от рабочих города, после чего граждане мне заявили, что «о твоем прибытии мы слышали, и ты нам не нужен, уезжай отсюда». Ну, а главную причину распада колхоза сформулировал на том же собрании Иван Богданович Кисельман: «Наш колхоз, — сказал он, — развалился из-за того, что у нас стали обобществлять рабочий скот и сельхозинвентарь».

И все же, поскольку коллективизация являлась насильственной, навязанной сверху, избежать ее крестьянам Бруненталя не удалось. Колхоз был восстановлен, ему присвоили имя известной германской коммунистки Розы Люксембург.

Вот что пишет Раиса Юнг: «…В 1930 году все семьи, проживавшие в Брунентале, «добровольно» вступили в колхоз. Наш отец был с первого дня избран председателем правления колхоза им. Розы Люксембург. Дедушка всю жизнь был кузнецом (имел свою кузню), хотя в справке о реабилитации написали, что он был плотником. Дядя выучился затем на шофера.

В местной газете от 7 ноября 1936 года была помещена статья об отце с его фотографией, подписанная словами: «Председатель колхоза им. Розы Люксембург, одного из лучших колхозов Кабардино-Балкарии». В статье было написано, что под руководством Г.И. Юнга колхоз первым выполнил госпоставку зерна, да еще целый обоз увезли в соседний колхоз «Шардаково», у которого в этом году не было урожая.

Ровно через месяц, вечером 6 декабря 1936 года «черный ворон» увез нашего отца в Пятигорскую тюрьму. Вместе с нашим отцом в этот вечер увезли бухгалтера колхоза Кункеля Александра, бригадира Сайбеля Григория, колхозников Бетца Ивана и Циммера Мартина. Все они были осуждены Орджоникидзевским краевым судом в июне 1937 г. по статье 58 на 10 лет тюремного заключения, а нашему отцу отказали в праве переписки. Отец погиб 6 декабря 1940 г. в Воркуте.

23 июля 1937 г. забрали нашего дедушку, 23 августа 1937 г. «тройка» приговорила его к расстрелу. 14 июля 1938 года забрали и младшего брата отца, он тоже был приговорен «тройкой» к расстрелу, приведенному в исполнение 22 сентября 1938 года. Когда мне дали разрешение на свидание с отцом, то он успел мне шепотом по-немецки сказать (чтобы нас не поняли конвоиры, ходившие поблизости и кричавшие, чтобы все разговаривали только по-русски): «Доченька, не верь ничему, что будут говорить обо мне. Я трудился и прожил свою жизнь честно. Это ошибка, что я здесь». Он все еще наивно верил, что в его деле разберутся и отпустят… Так вся наша юнговская родня осталась сиротами, а нас всю жизнь преследовало клеймо — «дети врага народа».

Дополняя воспоминания Раисы Юнг, добавим, что ее дед Иван Данилович и дядя Иван Иванович Юнг обвинялись в принадлежности к якобы существовавшей в колонии Бруненталь антисоветской фашистской группировке, а также в проведении антисоветской агитации среди своего окружения. Оба были реабилитированы в 1964 году.

Жертвами сталинского террора в 1930-е годы стали многие жители Бруненталя. Обвинения к ним предъявлялись со стандартной по тем временам формулировкой: проведение агитации против Советской власти, колхозов, Конституции, подписки на займы индустриализации…

Сегодня мы знаем об этих людях благодаря Книгам памяти жертв политических репрессий Кабардино-Балкарской Республики и Ставропольского края, составленных на основе документов архивов органов госбезопасности данных регионов.

Из них известно, что, например, из рода Госс были арестованы в 1937 году пятеро мужчин. Это Госс Эдуард Андреевич 1903 г.р., Госс Иван Яковлевич 1905 г.р., Госс Иван Романович 1882 г.р.,  Госс Иван Иванович 1905 г.р., Госс Иван Генрихович 1879 г.р. Все они, кроме Ивана Романовича, получили по 10 лет тюремного заключения. Иван Романович Госс был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

Упоминавшийся нами выше директор средней школы колонии Бруненталь Готольд Фридрихович Шнайдер (он же Шнейдер) 1882 г.р. был расстрелян 22 сентября 1938 г. за то, что якобы являлся участником контрреволюционной шпионской организации, существовавшей в немецких колониях КБАССР,  проводил антисоветскую агитацию. По такому же обвинению был расстрелян колхозник Иван Кондратьевич Вейнмейстер. За антисоветскую и антиколхозную агитацию к высшей мере наказания были приговорены Егор Егорович Шнейдер, Вильгельм Егорович Камерцель, пять лет лагерей получил Георгий Христианович Камерцель… Этот список можно продолжить.

Но главное испытание ждало жителей колонии Бруненталь впереди. С началом Великой Отечественной войны они, как и все немецкое население Советского Союза, подверглись депортации в другие районы СССР по национальному признаку. В степи Казахстана двинулись эшелоны ни в чем не повинных людей – простых советских тружеников, в большинстве своем многодетных семейств, оказавшихся в немилости лишь за то, что исторической родиной их являлась Германия – главный противник СССР во Второй мировой войне.

15 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР селение Бруненталь Зольского района было переименовано в селение Октябрьское, Брунентальский сельский Совет ликвидирован, а его  территория включена в состав Светловодского сельского Совета.

Так завершилась история созданного советской властью и ею же уничтоженного немецкого поселения Бруненталь. Сегодня на месте бывшей колонии продолжает существовать селение Октябрьское, преимущественно с кабардинским и русским населением.

Наталья Бальжатова,

консультант отдела использования

документов и методической работы

УЦГА АС КБР

 

Документ № 1

Протокол землемера Кабардино-Балкарского областного земельного управления И. Отченашенко об окончании работ по разбивке местности под колонию Бруненталь

30 августа 1923 г.

1923 года августа 30 дня. Землемер Отченашенко сего числа в присутствии нижеподписавшихся представителей от переселенцев из кол. Александровской Нальчик. окр. Каб.-Балк. авт. обл. закончил вторичную разбивку усадебных мест образуемой на Золке новой колонии под названием «Бруненталь» (Родниковая балка) в участке земли общей площадью в 494 дес. в Баксанском округе названной области, поступающие по утвержденному проектному плану в постоянное пользование вышеозначенных переселенцев из колонии Александровской. Колонка рассчитана на 38 дворов. По первоначальному проекту под каждый двор было отведено по одной десятине (ширина по улице 20 с. и в глубину 120 с.). Но вследствие местных топографических условий и хозяйственных соображений колонистов по их просьбе, ширина усадеб уменьшена на три саж. и под каждую усадьбу отведено по семнадцати саж., а длина оставлена прежняя, сто двадцать саж. Таким образом, под каждое усадебное место отведено 2040 кв.саж. На местности усадьбы уже отведены и  пропаханы плугом, а план будет составлен к 6-му числу наступающего сентября месяца и к этому дню представители кол. Бруненталь приглашаются в пос. Зольский для его подписи.

Землемер                     Ив. Отченашенко

Представители кол. Бруненталь (переселенцы из кол. Александровской)

Егор Камерцель,

Ал. Андр. Кункель,

Филипп Гердт.

УЦГА АС КБР, ф.Р-6, оп.1, д.195, л.68-68об.

Документ № 2

Список граждан колонии Александровской Нальчикского округа, переселяющихся на Золку

[1923 г.]

№№ по порядку Фамилии, имена и отчества Число душ  
1. Вейнмейстер Георгий Каспарович 5  Кол. Александровской отведено 472 дес.
2. Вейнмейстер Яков Георгиевич 4  
3. Вейнмейстер Кондрад Георгиевич 4  
4. Вейнмейстер Александр Георгиевич 3  
5. Вейнмейстер Кондрат Каспарович 2  
6. Вейнмейстер Кондрат Кондратович 4  
7. Вейнмейстер Иван Кондратович 6  
8. Вейнмейстер Генрих Кондратович 2  
9. Петри Михаил Филиппович 10  
10. Петри Яков Филиппович 2  
11. Каммерцель Георгий Христианович 9  
12. Манделькац Иван Кондратович 2  
13. Гергердт Иван Давидович 8  
14. Ротермэль Георгий Георгиевич 4  
15. Юнг Иван Данилович 7  
16. Юнг Христиан Иванович 4  
17. Зейбель Давид Георгиевич 5  
18. Зейбель Георгий Давидович 5  
19. Зейбель Кондрат Давидович 3  
20. Зейбель Генрих Давидович 3  
21. Петц Иван Генрихович 8  
22. Петц Соломон Генрихович 4  
23. Штеле Генрих Генрихович 4  
24. Штеле Фридрих Генрихович 4  
25. Нейбергер Иван Петрович 3  
26. Нейбергер Иван Иванович 3  
27. Циммер Матвей Карлович 6  
28. Гердт Филипп Кондратович 6  
29. Кункел[ь] Александр Генрихович 2  
30. Кункель Александр Генрихович 6  
31. Ротермель Фридрих Георгиевич 8  
32. Шпомер Лукас Петрович 4  
33. Ротермэль Эмиль Боргиевич 3  
34. Зейферт Иван Яковлевич 4  
35. Каммерцель Генрих Георгиевич 4  
36. Фоод Фридрих Георгиевич 5  
37. Рейхерт Давид Яковлевич 3  
   

ИТОГО:

 

169 душ

 

Зам. предисполкома кол. Александровской         Госс

Секретарь                                                                подпись

С подлинником верно:

Секретарь Землеустр.                                            подпись

УЦГА АС КБР, ф.Р-6, оп.1, д.195, л.10-10об.

 

Документ № 3

Дополнительный список граждан колонии Александровской Нальчикского округа Кабардино-Балкарской автономной области, изъявивших желание переселиться  на Золку

[1923 г.] 

№№ по порядку Фамилии, имена и отчества Число душ в семье Отметка
1. Кисельман Иван Богданович 5  

Зам. предисполкома кол. Александровской       Госс

Секретарь                                                              подпись

УЦГА АС КБР, ф.Р-6, оп.1, д.195, л.8.

 

Документ № 4

Протокол заседания крестьянского комитета общественной взаимопомощи колонии Бруненталь о выборе правления и плане работ ККОВ

18 сентября 1924 г.

Председатель Юнг Крестьян

Секретарь Голощапов

Слушали:

1) Выбор правления крестьянского комитета общественной взаимопомощи.

2) О плане работ ККОВ.

Постановили:

1) Избрать председателем тов. Нейбергер Иван

секретарем Юнг Крестьян

и членом Петри Христина

2) а) С весны провести работу по общественной запашке в 1 ½ дес.

б)Организовать коллектив по обработке культурной земли и культуризации зерна.

в) Связаться с кооперационной ячейкой, принимая в основу помощь беднейшему крестьянству наряду с недородами.

г) Завести живую и письменную связь с ОблККОВ.

д) Добиться возможного обложения всей колонии для основания фонда и добиться в будущем закупки трактора для ККОВ, коим и обрабатывать предназначенный клин для ККОВ и бедняцких хозяйств, после чего эксплоатировать трактор для иска средств ККОВ.

е) При недостатке средств возбудить ходатайство перед ЦИКом через ОблККОВ о частичной помощи ввиду малой обеспеченности только что переселившихся колонистов.

Председатель                       Хр. Юнг

Секретарь                             Голощапов

Верно:                                   комисс[ар] А. Кункель

УЦГА АС КБР, ф.Р-225, оп.1, д.1, л.1.

 

Документ № 4

Предписание Нагорного окружного ревкома исполкому колонии Бруненталь об организации регистрационного стола ЗАГС

8 октября 1924 г.

Предисполкома с. Бруненталь

С получением сего ревком предлагает Вам в срочном порядке организовать при вверенном Вам исполкоме регистрационный стол ЗАГС и обязательно регистрировать все акты гражданского состояния, как то: рождений, умерших, бракосочетавшихся, разводов и [о] ходе регистраций ежемесячно представлять сведения в областной п/отдел ЗАГС в гор. Нальчик и во вверенный мне ревком.

За председателя ревкома        Шериев

Секретарь                                   Чечель

УЦГА АС КБР, ф.Р-225, оп.1, д.6, л.4.

Документ № 5

Рапорт председателя исполкома колонии Бруненталь в Нагорный окружной исполком о строительстве школы

6 августа 1925 г.

Окрисполком Нагорного округа

Доношу, что постройка школы во вверенной мне колонии отложена до следующего 1926 г. ввиду того, что население в связи с неурожаем прошлого года сильно обнищало и не имеет в данное время средств на постройку таковой.

Предисполкома кол. Бруненталь

Секретарь      А.Кункель

УЦГА АС КБР, ф.Р-225, оп.1, д.23, л.12об.

 

Документ № 6

Ходатайство председателя исполкома колонии Бруненталь в Нагорный окружной исполком о назначении учителя в колонию

24 сентября 1925 г.

Предисполкома Нагорного округа

Доношу, что ввиду предположенного открытия школы во в[веренной] мне колонии и отсутствия учителя прошу войти с ходатайством перед ОНО КБАО о назначении учителя во в[веренной] мне колонии, знакомого с народным нашим, т.е. немецким языком, дабы дети одновременно с русским имели бы возможность изучать и немецкий.

Предисполкома кол. Бруненталь

Секретарь        А.Кункель

УЦГА АС КБР, ф.Р-225, оп.1, д.23, л.16.

 

Документ № 7

Из протокола № 28 общего собрания граждан колонии Бруненталь Нагорного округа КБАО об открытии колхоза

14 октября 1929 г.

На собрании присутствовало 30 человек, из них женщин -1.

С участием Окруполномоченного т. Карабейнина

Председатель                 Вейнмейстер Яков

Секретарь                       В. Кандратьев

Повестка дня:

…2) Торжественное открытие колхоза.

…§ 2

2) Торжественное открытие колхоза.

Постановили: Отметить, в день праздника «Дня Урожая», считать организованный колхоз всем об-вом колонии Бруненталь открытым с 14/Х-29 г.

Пред. собрания                    Вейнмейстер

Президиум                           подпись

Секретарь                             В. Кандратьев

Подписи средняков и бедняков

УЦГА АС КБР, ф.Р-225, оп.1, д.52, л.24-24 об.

Документ № 8

Выписка из протокола № 3 общего собрания членов колхоза «Бруненталь» колонии Бруненталь Нагорного округа КБАО о роспуске колхоза

Присутствовало 28 чел. и окруполномоченный тов. Зубарев от 6 марта 1930 года.

Президиум: Киссельман Ив[ан] Богданов[ич]

Вейнмейстер Ал-др Георгиев[ич]

Петц Иван Генрихов[ич]

Председатель собрания Киссельман И.Б.

Секретарь А. Кункель

  • 1

Слушали: О избрании учредителей для подписания устава с/х производств. коллектива.

Постановили: Колхоз распустить, так как мы не желаем переходить из т-ва по совместной обработке земли в с/хоз. производствен. коллектив.

Подлинный подписали:

Председатель т. Киссельман И.Б.

Члены: Вейнмейстер А.

Петц Ив. Г., а за него неграмотн[ого] Вейнмейстер Фридр[их]

Секретарь                 А. Кункель

С подлинным верно:

Счетовод                  А. Кункель

6/III-30 года.

УЦГА АС КБР, ф.Р-237, оп.1, д.223, л.19.

 

Документ № 9

Протокол общего собрания членов колхоза «Бруненталь» колонии Бруненталь Нагорного округа КБАО

6 марта 1930 г.

На собрании присутствовало – 31.

С участием техника-землеустроителя т. Полянского.

Президиум: 1) Камерцель Георгий

2) Юнг Иван Данилович

3) Карьхь Иван (так в документе – Н.Б.)

Председатель Юнг Иван Данилович

Секретарь В. Кандратьев

Повестка дня:

1)    Об оформлении организованного колхоза (инф. т. Полянского).

2)    Разное.

  • 1

Слушали: Об оформлении организованного колхоза.

Постановили: Организованный колхоз «Бруненталь» распустить.

Пред. собрания                            Юнг

Секретарь                                     В. Кандратьев

Мое мнение (докладчика):

Вынесенное постановление собранием коллектива относительно роспуска коллектива считаю, что этот роспуск произошел благодаря кулацкому настроению, имеющему место в колхозе, тоже выразившееся со стороны председателя, заявившего, что якобы весь колхоз состоит из кулаков, а поэтому я отказываюсь вступить в колхоз; этим самым выступлением было внесено демобилизованное (так в документе – Н.Б.) настроение в колхоз, помимо этого имеются отдельные зажиточные лица, ведущие агитацию против оформления организации колхоза. Чтобы организовать в поселке Бруненталь колхоз – необходимо вскрыть эти явные кулацкие настроения.

Н. Полянский

УЦГА АС КБР, ф.Р-237, оп.1, д.223, л.18-18об.

Документ № 10

Справка сельского Совета колонии Бруненталь об отсутствии в колонии кулаков и лиц, лишенных избирательного права

Справка

Выдана нашему землемеру т. Матвееву в том, что в колонии Бруненталь кулаков и лишенцев нет, что и удостоверяется.

Предсельсовета                 Ротермель

Секретарь                              подпись

УЦГА АС КБР, ф.Р-237, оп.1, д.223, л.9.

 

Документ № 11

Указ Президиума Верховного Совета КБАССР о переименовании селения Бруненталь Зольского района в селение Октябрьское

20 мая 1942 г.

Принимая во внимание, что в связи с переселением в другие области немцев, проживавших в сел. Бруненталь Зольского района Кабардино-Балкарской АССР, это наименование селения не может быть в дальнейшем сохранено, Президиум Верховного Совета Кабардино-Балкарской АССР, в удовлетворение ходатайства граждан, проживающих в этом селении в настоящее время, и в соответствии с решением Зольского районного Совета депутатов трудящихся от 18 июня 1942 г., п о с т а н о в л я е т:

а) переименовать сел. Бруненталь Зольского района Кабардино-Балкарской АССР в сел. Октябрьское, с оставлением  его во временном административном подчинении Светловодскому сельскому Совету депутатов трудящихся того же района согласно постановлению Президиума Верховного Совета Кабардино-Балкарской АССР от 20 декабря 1941 г. (протокол № 54);

б) настоящий Указ представить на утверждение Президиума Верховного Совета РСФСР.

Зам. председателя Президиума Верховного Совета КБАССР     К а ж а р о в а

Секретарь Президиума Верховного Совета КБАССР    К у д р я ш о в

УЦГА АС КБР, ф.Р-717, оп.1, д.185, л.94-95.

Если интересно, посмотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

+ 7 = 11