К истории изучения археологических памятников эпохи поздней бронзы и раннего железа на территории Кабардино-Пятигорья

Статья посвящена истории изучения археологических памятников эпохи поздней бронзы и раннего железа в районе Кабардино-Пятигорья со второй половины XIX в. до настоящего времени. Рассматриваются этапы исследования основных типов археологических памятников данного региона (поселения, курганные и бескурганные могильники, клады и т.д.).

Обобщение истории изучения памятников предскифского и скифского времени района Кабардино-Пятигорья проводилось до нас. Наиболее глубоки работы Е.И. Крупнова, И.М. Чеченова, В.Б. Виноградова и В.И. Козенковой1.

Научный интерес к памятникам эпохи поздней бронзы и раннего железа Кабардино-Пятигорья возник уже во второй половине XIX в. В 1849 и 1850 гг. при земляных работах в различных местах Северного Кавказа (в Каменномостском укреплении на р. Малке в 1849 г., в Баксанском укреплении в 1850 г., и в других местах) были обнаружены бронзовые и железные предметы, относящиеся к интересующему нас периоду. Это разнообразные бронзовые предметы: зооморфные подвески, круглые бляхи, браслеты, фибулы, колокольчики и т.д.

Вторая половина XIX столетия характеризуется общим оживлением интереса к археологическим памятникам южных окраин Российской империи. Это было связано с созданием в 1859 г. Археологической комиссии, возглавившей всю собирательскую и исследовательскую работу по археологии. Открытие Кобанского могильника и последующая интерпретация бронзовых находок привели к спорам в ученой среде, продолжающимся и по сей день.

В 1881 г. в Тифлисе состоялся V Археологический съезд, который стал важным явлением в изучении археологии Северного Кавказа. Он имел исключительное влияние на общее развитие как историко-археологического, так и этнографического изучения Кавказа. В качестве подготовки к съезду и к последующему изданию его трудов был осуществлен ряд экспедиционных полевых работ по заранее намеченному плану.

Так, в 1881–1882 гг. профессор Варшавского университета Д.Я. Самоквасов обследовал и частично раскопал несколько поселений и могильников в окрестностях г. Пятигорска, в т.ч. Каррасский могильник скифского времени на Чеснок-Горе. Были найдены костяные и бронзовые наконечники стрел, железные акинаки, клевцы, наконечники копий, различные украшения, бронзовое зеркало, сосуды с геометрическим орнаментом2.

На V Археологическом съезде граф А.С. Уваров датировал кобанские находки началом I тыс. до н.э.3 и дал их детальную характеристику. После съезда материалы новых поисков и раскопок поступали в частные руки, что привело к образованию больших коллекций кавказской бронзы. Они со временем попали в разные музеи империи. В последующем вещи аналогичные кобанским, стали обнаруживаться в других местах Центрального Кавказа.

К концу XIX в. кобанские древности стали известными в России и за ее пределами. Московское археологическое общество в 1883 г. на территории современной Кабардино-Балкарии организовало археологическую экспедицию под руководством В.Ф. Миллера и М.М. Ковалевского. Результатом экспедиции стало открытие ряда памятников. Были проведены раскопки у сел. Чегем и Былым и собраны коллекции предметов.

В 1886 г. экспедиция Московского археологического общества под руководством В.Ф. Миллера обследовала нагорную часть Кабардино-Балкарии. В ходе исследования были собраны различные предметы скифского времени4 .

Новый этап археологического изучения Кабардино-Пятигорья начался с середины 20-х гг. XX в. С организацией в 1923 г. Государственной академией истории материальной культуры Северо-Кавказской экспедиции под общим руководством А.А. Миллера археологические работы на Северном Кавказе приняли строго научный характер. Был составлен план систематического изучения региона. С 1929 г. началось археологическое обследование территории современной Кабардино-Балкарии при участии Нальчикского музея. В результате исследований работниками ГАИМК был добыт богатый археологический материал, в т.ч. и из ранее не изучавшихся памятников.

В начале 30-х гг. ХХ в. появились обобщающие публикации А.А. Иессена, Е.И. Крупнова, А.П. Круглова по археологии эпохи поздней бронзы и раннего железного века5 .

В 1929–1930-х гг. А.А. Иессен изучал древние поселения Кабардино-Пятигорья6 . Им же были обнаружены Тырныаузские могильники скифского времени (VII–IV вв. до н.э.). А.А. Иессену при его разведках в районе Пятигорья помогал местный краевед Н.М. Егоров7 . В обобщающей работе «К вопросу о древнейшей металлургии меди на Кавказе» А.А. Иессен предположил, что кобанская бронза распространилась в западном направлении, включая Кабарду и Пятигорье, «несколько заходя в степь»8 .

В 1933 г. С.Н. Замятнин проводил раскопки могильника в Кисловодске на Крестовой и Барановской горках9 .

В 1933–1934-х гг. Б.Е. Дегеном-Ковалевским были проведены археологические исследования (в том числе и памятников эпохи поздней бронзы и раннего железного века) по среднему течению реки Баксан10.

В 1946–1954-х гг. исследования в долине Баксана проводились другими археологами. В результате были получены новые данные о Каменномостском могильнике, открыты новые древние поселения и следы металлообработки в верховьях Малки и Баксана.

В 1946 г. П.Г. Акритас исследовал курган VIII в. до н.э. с двумя каменными ящиками, разрушенный при проведении дороги у моста через Малку. Подъемный материал состоял из большой орнаментированной ногтевым узором корчаги, круглодонного кубка и бронзовой фигурки бычка11.

В 1954 г. в верховьях Малки П.Г. Акритасом были раскопаны два каменных ящика без наземных признаков. Один из них, из двух отделений, содержал захоронение всадника с богатым набором инвентаря. Оно было датировано второй половиной VI в. до н.э. по зеркалу ольвийского типа12 .

В 1949 г. Кабардинская археологическая экспедиция во главе с К.Э. Гриневичем обследовала ряд городищ раннежелезного века, в том числе на правом берегу р. Малка, восточнее сел. Сармаково. Кроме большого количества керамики были найдены зернотерка, части обмазки древних турлучных построек13 .

С 1949 г. началось систематическое изучение древностей Карачаево-Черкесии и Ставропольского плато сначала Т.М. Минаевой14 и Л.Н. Глушковым15, а позднее (с 1952 г.) Е.П. Алексеевой16. В Кисловодске продолжались раскопки могильника на Крестовой и Барановской горках В.В. Бобиным17 и Е.И. Крупновым18 .

В конце 50-х гг. ХХ в. Е.И. Крупнов выработал концепцию единой кобанской культуры, включающей кабардино-пятигорский, или западный вариант19. Однако не все ученые поддержали данную концепцию. В работах Н.Л. Членовой обосновывалось общее киммерийское происхождение для каменномостско-березовской (западнокобанской) и протомеотской групп памятников20 .

В 60-70 гг. интерес к западнокобанским древностям не ослабевал. В 1960 г. В.И. Горемыкина обследовала городище на правом берегу р. Большая Золка у сел. Шордаково. Среди подъемного материала имелись кости и обломки керамики характерные для середины I тыс. до н.э.21 В том же году В.И. Горемыкина обследовала западнокобанское селище на левом берегу р. Мокрая Золка, у сел. Псынадаха (Зольский район, КБР)22 .

В 70-х гг. ХХ в. В.М. Батчаевым проводились раскопки Каменномостского могильника. В 1971 г. были исследованы 11 погребений в каменных ящиках IX– VII вв. до н.э. и рубежа VII–VI – начала VI в. до н.э.23 В 1978 г. археологической экспедицией Кабардино-Балкарского НИИ на Каменномостском могильнике были доследованы два погребения VII–VI и VI–V вв. до н.э.24

В 50–70-х гг. ХХ в. в Кисловодске и его окрестностях работы велись краеведами Н.Н. Михайловым и А.П. Руничем25, археологами Н.Л. Членовой26, В.Б. Виноградовым27, С.Л. Дударевым28, В.Б. Ковалевской и В.И. Козенковой29. Менее интенсивно исследовались памятники северо-восточной части Пятигорья30 .

Во втором томе «Археологических исследований на новостройках Кабардино- Балкарии» в статье В.М. Батчаева обобщены данные о находках древностей предскифского и скифского периодов на территории Кабардино-Балкарии в 60 – начале 80-х гг. ХХ в. Например, в 1979 г. в 2 км к югу от села Бедык, на правом берегу р. Баксана в урочище Адайкол в ходе земляных работ были обнаружены древние захоронения. Большинство вещей из погребении относится к VI–V вв. до н.э.31

В конце 80 – середине 90-х гг. ХХ в. в Кабардино-Пятигорье исследовались могильники Клин-Яр III32, Лермонтовская скала33 и другие памятники34 в окрестностях Кисловодска и Железноводска; совсем недавно продолжены раскопки Каменномостского могильника на реке Малка35 .

С 2004 года к югу от Кисловодска выявлено множество поселений т. н. новой археологической культуры, которая по формам и орнаменту глиняных сосудов близка западнокобанской керамике, но датируется эпохой поздней бронзы (II тыс. до н.э.)36.

В 2009 г. на перевале Гумбаши в междуречье Подкумка и Кубани была открыта крепость «новой археологической культуры» и с 2012 г. здесь ведутся археологические исследования37 .

Таким образом, в результате более чем полуторавекового археологического изучения территории Кабардино-Пятигорья был собран богатый материал. Открыто и исследовано большое количество памятников, материалы из которых в большей степени определяют значимость этой культуры для решения важных проблем исторического кавказоведения. Историческое осмысление и установление места упомянутых выше древностей в материальной культуре Кавказа не может быть произведено без сравнительного изучения соответствующих памятников протомеотской, кобанской, степной киммерийской и скифской культур.

А.Р. Шаов

 

Примечания

1. Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960; Чеченов И.М. Древности Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1969; Виноградов В.Б. Центральный и Северо- Восточный Кавказ в скифское время (VII–IV вв. до н.э.). Грозный, 1972; Козенкова В.И. Кобанская культура. Западный вариант // Свод археологических источников. М., 1989. Вып. В 2–5; Она же. Оружие, воинское и конское снаряжение племен кобанской культуры (систематизация и хронология). Западный вариант // Свод археологических источников. А.Р. Шаов. К истории изучения археологических памятников эпохи поздней бронзы и раннего железа… 24 Вестник КБИГИ (KBIHR Bulletin). 2015. 3 (26) М., 1995. Вып. В 2–5; Она же. Материальная основа быта кобанских племен. Западный вариант // Свод археологических источников. М., 1998. Вып. В 2–5. 2. Самоквасов Д.Я. Могилы русской земли. М., 1908. С. 123–129; Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. С. 182. № 13. 3. Козенкова В.И. Кобанская культура. Западный вариант. Свод археологических источников. М., 1989. Вып. В 2–5. С. 10. 4. Миллер В.Ф. Терская область. Археологические экскурсии // Материалы по археологии Кавказа. М., 1888. Вып. 1. С. 67; Козенкова В.И. Кобанская культура. Западный вариант. … С. 15. 5. Археологические работы на реке Терек // Советская археология. М.-Л., 1937. № 3. 6. Иессен А.А. Археологические памятники Кабардино-Балкарии // Материалы и исследования по археологии СССР. М.-Л., 1941. Вып. 3. 7. Он же. Некоторые памятники VIII–VII вв. до н.э. на Северном Кавказе // Вопросы скифо-сарматской археологии. М., 1954. С. 29, 30; Егоров Н.М. Могильник скифского времени близ города Минеральные Воды // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. М., 1955. Вып. 58. С. 53–62; Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. С. 144. 8. Он же. К вопросу о древнейшей металлургии меди на Кавказе // Известия ГАИМК. М.-Л., 1935. Вып. 120. С. 135, 136. 9. Замятнин С.Н. Отчет о работах на строительстве санатория КСУ в Кисловодске // Археологические работы на новостройках в 1932–1933 гг. М.-Л., 1935. Т. 1. С. 213–225. 10. Деген-Ковалевский Б.Е. Работы на строительстве Баксанской гидроэлектростан- ции // Археологические работы на новостройках в 1932–1933 гг. // Известия ГАИМК. М.- Л., 1935. Вып. 110. Ч. II. 11. Акритас П.Г. Археологические работы в Кабарде в 1946 г. // Ученые записки КБНИИ. Нальчик, 1947. Т. II. 12. Он же. Археологические работы в Кабарде в 1954 г. // Ученые записки КБНИИ. Нальчик, 1955. Т. X. 13. Гриневич К.Э. Новые данные по археологии Кабарды // Материалы и исследования по археологии СССР. М.-Л., 1951. Вып. 23. 14. Минаева Т.М. Могила бронзовой эпохи в г. Ворошиловск // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. М., 1947. Вып. XVI; Она же. Из истории археологических обследований верховий р. Кубани // Ученые записки Ставропольского государственного педагогического института. Ставрополь, 1951. Т. VII. 15. Глушков Л.Н. Хроника о работах в Ставропольском крае в 1955–1956 гг. // Советская археология. М., 1957. № 4. 16. Алексеева Е.П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. М., 1971; Алексеева Е.П. Археологическая карта Карачаево-Черкесии. М., 1992. 17. Бобин В.В. Могильник и поселение VII–VI вв. до н.э. на Барановской и Крестовой горах // Труды Крымского филиала мединститута. Симферополь, 1958. Т. XIX. 18. Крупнов Е.И. О происхождении и датировке кобанской культуры // Советская археология. М., 1957. № 3; Он же. Новые данные по археологии Северного Кавказа // Советская археология. М., 1958. № 3. 19. Он же. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. 20. Членова Н.Л. Оленные камни как исторический источник. М., 1984. 21. Горемыкина В.И. Поселения бронзового и железного веков на территории Центрального Предкавказья // Тезисы докладов на научно-теоретической конференции в 1965 году в Минске. Минск, 1965. 22. Козенкова В.И. Кобанская культура. Западный вариант … С. 28. 23. Батчаев В.М. К вопросу о датировке Каменномостского могильника // Древности Дагестана. Махачкала, 1974. С. 99–105. 24.. Он же. Древности предскифского и скифского периодов // Археологические исследовании на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1985. Т. 2. С. 8. 25. Виноградов В.Б., Рунич А.П., Михайлов Н.Н. Новое о кобанской культуре Центрального Предкавказья // Археолого-этнографический сборник. Грозный, 1976. T. IV; Виноградов В.Б., Дударев С.Л., Рунич А.П. Киммерийско-кавказские связи // Скифия и Кавказ. Киев, 1980. С. 184–199; Дударев C.Л., Рунич А.П. К вопросу о степном влиянии на вооружение и войско северокавказцев в VII–V вв. до н.э. (на примере Пятигорья). Грозный, 1992. 25 26. Членова Н.Л. Султан-гора III – двуслойный памятник эпохи раннего железа под Кисловодском // Археологические открытия 1976 г. М., 1977; Она же. Могильник VI в. до н.э. Султан-гора III под Кисловодском // Древности Евразии в скифо-сарматское время. М., 1984. 27. Виноградов В.Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время (VII– IV вв. до н.э.). Грозный, 1972. 28. Дударев С.Л. Поселение «Подкумский мост» // VIII Крупновские чтения (тезисы докладов). Нальчик, 1978; Он же. Белореченский 2-й могильник – памятник эпохи раннего железа Кавказских Минеральных Вод // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. Армавир, 2003. Вып. 3. С. 15–100. 29. Ковалевская В.Б., Козенкова В.И. Новейшие раскопки поселения поздней бронзы и раннего железа Уллубаганалы II в Карачаево-Черкесии // IX Крупновские чтения (тезисы докладов). Элиста, 1979; Она же. Обряд кремации в кобанской культуре Кавказа // Советская археология. М., 1982. № 3. С. 14–33; Ковалевская В.Б. Воинские погребения раннескифского времени кобанского могильника Уллубаганалы в Карачаево-Черкесии // Проблемы археологии и этнографии Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1983; Козенкова В.И. Биритуализм в погребальном обряде древних кобанцев. Могильник Терезе конца XII– VIII в. до н.э. М., 2004. 220 с. 30. Афанасьев Г.Е., Рунич А.П. Минераловодский могильник VI–IV вв. до н.э. // Известия Юго-Осетинского НИИ. Цхинвали, 1976. Вып. ХХ; Фоменко В.А. Памятники предскифского и скифского времени на территории Пятигорска // Археология и этнология Северного Кавказа. Нальчик, 2014. Вып. 3. С. 120–135. 31. Батчаев В.М. Древности предскифского и скифского периодов // Археологические исследовании на новостройках Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1985. Т. 2. 32. Андреева М.В., Козенкова В.И. Комплекс начала I тысячелетия до н.э. из урочища Клин-яр (Кисловодская котловина) // Советская археология. М., 1986. № 1; Дударев C.Л. Из истории связей населения Кавказа с киммерийско-скифским миром. Грозный, 1991; Флеров В.С., Дубовская О.Р. Мужские погребения кобанского могильника Клин-яр III в г. Кисловодске // Вестник Шелкового пути. Археологические источники. М., 1993. Вып. 1. С. 262–303; Белинский А.Б, Дударев C.Л., Харке X. Об опыте социального ранжирования мужских погребений предскифской эпохи могильника Клин-яр III //Донская археология. Ростов н/Д., 2001. № 3–4; Белинский А.Б. Могильник Клин-яр III как источник по изучению культуры населения Кавминвод в раннем железном веке // Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М., 2004. 33. Маслов В.Е. Новые находки из окрестностей г. Кисловодска // Древности Северного Кавказа и Причерноморья. М., 1991; Березин Я.Б., Дударев C.Л., Фоменко В.А. Жреческий комплекс скифского времени из Пятигорья // Из традиционной этнографии народов Карачаево-Черкесии. Черкесск, 1993; Березин Я.Б., Дударев C.Л. Могильник «Лермонтовская скала (у реки)» – памятник раннего железного века Пятигорья // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Ставрополь, 1998. Вып. 1. 34. Дударев C.Л., Фоменко В.А. Новые данные о связях Центрального Предкавказья с Поволжьем в эпоху раннего железа. Армавир, 1996; Рудницкий Р.Р., Фоменко В.А. Археологические памятники у горы Верблюд. Пятигорск, 2005. 35. Зуев В.Ю. Каменномостский могильник в Кабардино-Балкарии: история изучения и новые материалы // Новейшие открытия в археологии Северного Кавказа. XXVII Крупновские чтения: Материалы Международной научной конференции. Махачкала, 2012. С. 188–190. 36. Белинский А.Б., Коробов Д.С., Райнхольд С. Ландшафтная археология на Северном Кавказе: первые результаты исследования предгорного ландшафта Кисловодска эпохи позднего бронзового – раннего железного века // Материалы по изучению историко- культурного наследия Северного Кавказа. Ставрополь, 2009. Вып. IX: археология, краеведение. С. 177–220. 37. Белинский А.Б., Райнхольд С., Мишина Т.Н. Гумбаши – «крепость» эпохи поздней бронзы на перевале Гумбаши между реками Подкумок и Мара // Е.И. Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. XXVIII Крупновские чтения: Материалы Международной научной конференции. М., 2014.

Если интересно, посмотрите также:

  • Полищук И.И. — РодникиПолищук И.И. — Родники Уверен, что многие пожилые люди, находящиеся в грустном состоянии, услышав неожиданно имя дорогого им человека или название их малой родины, вмиг становятся бодрее и даже моложе. На днях, […]
  • История одного ФОКаИстория одного ФОКа В 2009 году Правительство КБР Постановлением от 29 июня 2009 г. N 176-ПП приняло Республиканскую целевую программу (РЦП) «Развитие физической культуры и спорта в Кабардино-Балкарской […]
  • 1КБР: Последствия стихии на 10.06.20151КБР: Последствия стихии на 10.06.2015
  • Нурхан – царица светаНурхан – царица света В начале ХХ века пришла новая власть в села Кабарды. До сих пор существовали села с первоначальными названиями: Абук-Хабля, Ашабей, Карма-Хабля, Бабугей, получившие свое наименование по […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

36 − 28 =