Проблемы формирования системы автономий на Северном Кавказе в начале 1920-х годов

Горская АССР, объединившая горских народов бывшей Терской области, в силу различных объективных и субъективных причин также оказалась нежизнеспособной. О своем желании выйти из состава Горской Республики заявили руководители Кабарды. В результате, кабардинский народ 1 сентября 1921 г. первым на Северном Кавказе обрел автономную самостоятельность. Вместе с тем, для советской власти это был не первый опыт формирования областной национальной автономии. В 1920 г. были образованы автономные области вотского (удмуртского), чувашского, калмыцкого и марийского народов1.
Учитывая, что попытки образования Татаро-Башкирской республики, т.е. двухсубьектного этнополитического образования, еще в 1918 г. закончились безрезультатно2, можно было бы предположить, что в условиях демонтажа ГАССР советская власть пойдет по пути формирования автономных областей для каждого народа Северного Кавказа. Однако особенности исторической ситуации в регионе, наличие тесных социально-экономических и политических связей между народами Северного Кавказа способствовали развитию ситуации в другом направлении.

Советская власть принимает решение о формировании двухсубьектных национально-государственных образований: Карачаево-Черкесской, Кабардино-Балкарской автономных областей. Горская Республика к концу 1922 г. фактически превратилась в Осетино-Ингушскую республику. Можно также говорить и о «русско-чеченской» автономии, принимая во внимание, что к Чечне присоединили значительную часть Сунженского округа3.

Для понимания причин и предпосылок такого национально-государственного развития региона необходим комплексный подход к изучению проблемы. На наш взгляд, необходимо исследование проблем формирования национальной государственности карачаевцев, балкарцев, кабардинцев и черкесов, с одной стороны, и осетин, ингушей и чеченцев — с другой. Ретроспективный анализ исторических процессов начала 1920-х гг. свидетельствует о взаимосвязи проблем национально-государственного развития народов региона в таком разрезе. В данном докладе хотелось бы предложить вашему вниманию анализ событий по проблемам формирования КЧАО и КБАО.

Несмотря на то, что Кабарда первая вышла из Горской Республики и впоследствии сформировалась объединенная автономная область кабардинского и балкарского народов, эта идея была привнесена в Кабардино-Балкарию извне.

Анализ источников и исследований в области национально-государственного строительства показывает неоднозначность протекания процесса объединения. Как известно, были альтернативные модели развития, предполагавшие иные решения. Тем не менее, события развивались по пути конституирования объединенной автономной области, что явилось логическим результатом стечения множества объективных факторов. Среди них определяющую роль сыграли малоземелье Балкарии и характер ее территориальных отношений с Кабардой. Конкретнее это выражалось в невозможности решения земельной проблемы балкарцев без использования резервов Кабарды.

Выход Кабарды из Горской Республики инициировал возникновение двух разновекторных этнополитических тенденций. Во-первых, начавшийся распад Горской Республики и потеря территориальной связи Балкарии с ней создавали предпосылки для образования Балкарской автономной области. Во-вторых, существовавшая традиционная система взаимоотношений между Кабардой и Балкарией являлась объективной предпосылкой для их объединения в единую автономию.

Появлению идеи объединения Кабарды и Балкарии в единую автономию способствовало то обстоятельство, что аналогичные процессы, развернулись в ходе формирования Карачаево-Черкесской автономной области. По всей видимости, идея образования двухсубъектной автономии в регионе возникла в кругах карачаевской партийной элиты. Ко времени выхода Кабарды из состава Горской Республики стало ясно, что руководители Кабарды не уступят земли Карачаю. С другой стороны, надежды на согласие Центра на присоединение Кисловодска в качестве административного центра Карачая было мало. В таких условиях родилась идея об объединении Карачая с некоторыми казачьими станицами и черкесским Эльбурганским округом с центром в Баталпашинске. 17 октября 1921 г. комиссия по изучению вопроса о выделении Карачая из Горской Республики доложила свои предложении на заседании коллегии НКН РСФСР. Коллегия НКН утвердила предложения комиссии. Для изучения вопроса на месте решили делегировать члена Коллегии НКН РСФСР Ибрагимова, которому давался трехнедельный срок4.

8 ноября 1921 г. на объединенном заседании оргбюро Карачаевского округа совместно с представителями НКН РСФСР, СНК ГССР и представителем ВЦИК в г. Кисловодске постановили «считать желательным» объединение Карачая с Эльбурганским округом и присоединение казачьих станиц. Центром автономной области постановили избрать г. Баталпашинск5.

Представителем ВЦИК был, по всей видимости, B.C. Муромцев. В любом случае, он, как уполномоченный ВЦИК на Северном Кавказе, не мог не знать о таком решении. Поэтому не случайно, что именно он впервые предложил образовать объединенную автономную область кабардинского и балкарского народов. Президиум исполкома Кабардинской АО 7 декабря 1921 г. признал возможным объединение Кабарды и Балкарии6. Это решение ни к чему никого не обязывало. Его необходимо рассматривать не как стремление к включению Балкарии в Кабарду, а как проявление доброго отношения руководителей Кабарды к балкарскому народу.

Однако за время функционирования Балкарского округа в составе Горской Республики сформировался слой руководящих деятелей, которые почувствовали вкус к власти. В этот круг входили не только представители балкарской национальности. Движущую силу процесса формирования Балкарской автономной области играли не они. Не случайно впоследствии Б. Калмыков указывал, что именно руководящие деятели Балкарии, присланные из центра, педалируют эту тенденцию.

9 декабря 1921 г. Балкарский исполком направил в Коллегию НКН РСФСР информационный доклад, в котором обосновывалась необходимость выделения Балкарского округа из Горской Республики в автономную область7. Анализ его содержания показывает, что он написан человеком, хорошо знакомым с особенностями и нюансами теории и практики национальной политики советской власти. Он также хорошо знал работы Сталина по этой проблеме. Все это наводит на мысль, что автором доклада является не местный партийный и советский работник.

Несмотря на заявленное положение о необходимости образования Балкарской автономной области, доклад был пронизан тезисом о территориальной зависимости Балкарии от Кабарды. Во-первых, город Нальчик, как указывалось в докладе, является единым политическим, экономическим и культурным центром Кабарды и Балкарии. Во-вторых, весной и осенью балкарский скот должен спускаться на кабардинские земли. Примечательно, что автор говорил об отделении Балкарии от Кабарды. По его мнению, только такое отделение будет способствовать решению земельного вопроса между Кабардой и Балкарией. В докладе это объяснялось тем, что при таком развитии событий предполагается «вмешательство центрального органа, вышестоящего и имеющего возможность принудить к земельной реформе»8. Таким образом, автор доклада считал возможным и необходимым заставить Кабарду уступить земли.

Образование самостоятельных автономных областей — Кабардинской и Балкарской — повлекло бы за собой сильное ухудшение территориальных отношений. Встал бы вопрос о границах между разными субъектами РСФСР. Признание возможности объединения с Балкарией не помешало президиуму исполкома Кабардинской АО рассмотреть на своем заседании от 10 декабря вопрос «О выселении из районов г. Нальчика Балкарского окрисполкома» и принять соответствующее постановление, предлагавшее тому «выселиться из пределов Кабардинской АО в течение 10 дней»9. Органы власти области исходили из того, что «граница между Кабардой и Балкарией существует согласно утверждения ВЦИК (имеется в виду постановление ВЦИК от 1 сентября 1921 г. об образовании Кабардинской АО — А.К.) бывшая в 1917 г. и этим самым проходит по Белой Речке и … все земли находящиеся на этой стороне находятся в распоряжении Кабарды…, а Балкарский исполком временно был размещен в Долинском»10.

Коллегия Наркомнаца на своем заседании 14 декабря 1921 г. постановила избрать комиссию в составе Бройдо, Ибрагимова и Клингера для изучения вопроса об образовании Балкарской автономной области11.

Тем временем, 17 декабря 1921 г. НКН одобрила проект постановления об образовании КЧАО’2. По всей видимости, идея объединения Кабарды и Балкарии по «карачаево-черкесской» модели стала реальной.

В конце декабря 1921 г в Москве проходил 9-й Всероссийский съезд Советов, в котором принимали участие делегаты Кабарды и Балкарии. 4 января 1922 г. Балкарская делегация направила докладную записку, за подписью, в том числе Энеева и Гемуева, в Наркомнац. Они считали присоединение Балкарии к Кабардинской области «в данный исторический период нецелесообразным по следующим соображениям:

1. Балкария представляет совершенно отдельную народность с самостоятельным языком, особыми условиями быта, характера и т.д.

2. В хозяйственном отношении Балкария имеет свои особенности. В Балкарии господствует скотоводческое хозяйство, тогда как в Кабарде преобладает земледелие.

3. Балкария испокон веков была в полной зависимости от Кабарды экономически и политически, что является одной из причин ее отсталости в хозяйственном и культурном отношениях. Слияние с Кабардой до уничтожения экономического господства Кабарды вследствие ее многоземелья и при наличии национального неравенства означает продолжение старой политики.

Исходя из этих соображений, Балкарский съезд Советов постановил ходатайствовать перед ВЦИК о выделении Балкарии в автономную область»13.

В докладной записке говорилось о том, что «разрешение земельного вопроса с Кабардой невозможно оставаясь в ГССР»14. Руководители балкарской делегации приложили к докладной записке проект постановления об образовании Балкарской автономной области. В нем указывалось, что Балкарский округ выделяется из ГССР в автономную область с административным центром в Долинском15.

Исполком Кабардинской автономной области направил в коллегию НКН РСФСР решительный протест против некоторых положений проекта постановления об образовании Балкарской автономной области и, в частности, против включения Долинского в Балкарскую область. Были также возражения против включения в Балкарскую АО многих лесных полян, входящих в территорию Кабардинской АО.

Руководители Кабарды в данном случае возражали в принципе не против образования Балкарской автономной области. Ведь Б.Калмыков на Учредительном съезде Советов Кабардинской АО заявлял, что «такого течения, чтобы присоединить их (т.е. балкарцев — А.К.) к себе с нашей стороны нет»16. Не было такого «течения» и на рубеже 1921-1922 гг.

6 января 1922 г. на заседании коллегии Народного комиссариата по Делам Национальностей РСФСР рассматривался проект постановления ВЦИК об образовании Балкарской автономной области. Коллегия одобрила проект, подтвердив включение в Балкарию Долинского, признававшегося центром Балкарии17.

Однако уже 9 января, изменив это решение, коллегия НКН признала целесообразным образование Кабардино-Балкарской автономной области «с тем, чтобы местом пребывания Балкарского, как и Кабардинского исполкомов считать г. Нальчик»18.

Это решение в определенных кругах сейчас признается антиконституционным’9. Однако не все так однозначно.

Во-первых, оценивать с точки зрения Конституции 1918 г. те или иные решения органов власти РСФСР по проблемам национально-государственного устройства представляется не корректным. Эта Конституция была принята в июле 1918 г. и не могла учитывать всей сложности исторической ситуации 1920-х гг.

Во-вторых, в данном случае необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Коллегия НКН РСФСР по положению «разрабатывала проекты мероприятий в области национальной политики и вносила на утверждение ВЦИК»20 (выделено мной — АК.). Это был рабочий орган. Анализ протоколов Коллегии НКН РСФСР показывает, что он выносил и менял немало решений. По своей структуре НКН состоял из многих элементов, но самым главным был Совет Национальностей, называемый Большой коллегией. Большая Коллегия имела свой Президиум и исполнительный орган — Малую Коллегию, которая состояла из наркома, его заместителей и пяти членов, избираемых Большой Коллегией21.

На заседании Коллегии НКН РСФСР от 6 января 1922 г. присутствовали только три члена коллегии: Карклин, Павлович, Ибрагимов и представители от Кабарды Калмыков, Балкарии Энеев, Карачая Алиев, черкесов Гутекулов, а также отделов представительств22. Таким образом, не было наркома и достаточного количества членов самой коллегии. Поэтому нельзя назвать это заседание даже заседанием Малой Коллегии.

9 января Коллегия НКН собралась практически в полном составе. Присутствовали Сталин, Карклин, Павлович, Ибрагимов, Султан-Галиев, Бройдо, Клингер и представители заинтересованных сторон. Поэтому, более правомочным представляется именно заседание от 9 января 1922 г. Вместе с тем, именно то обстоятельство, что в заседании Коллегии принимал участие Сталин, позволяет некоторым авторам считать, что только «под личным нажимом Сталина» населенные балкарцами районы были включены в состав образованной 1 сентября 1921 г. Кабардинской АО23. Однако Сталин был наркомом, и он должен был принимать непосредственное участие в работе своего наркомата. Что касается изменения решения коллегии от 6 января, то статья 45 Конституции РСФСР 1918 г. гласила: «Народный комиссар вправе единолично принимать решение по всем вопросам, подлежащим ведению соответствующего комиссариата, доводя о них до сведения коллегии»24. В данном случае, Сталин не единолично принял решение. Решение приняла Коллегия.

Из всех членов Коллегии НКН РСФСР только Сталин бывал на Северном Кавказе и имел определенное представление о происходящих здесь процессах. Еще в октябре 1920 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о командировании Сталина на Кавказ в качестве Чрезвычайного и Уполномоченного Представителя РСФСР25. Как известно, в результате Сталин провозгласил Горскую Республику. А в 1921 г. Сталин побывал теперь уже в Кабарде. Он приехал 27 мая, а уехал 8 августа 1921 г.26. Конечно, он приезжал отдохнуть и подлечиться, но, тем не менее, у него была возможность ознакомиться с особенностями взаимоотношений Кабарды и Балкарии. Что касается других представителей НКН, то у них не было еще возможности подробно изучить обстановку в регионе.

По всей видимости, Сталин еще прислушался и к мнению Муромцева, который в докладной записке от 7 января 1922 г. указал, что объединение Кабарды и Балкарии уничтожит земельные споры между Кабардой и Балкарией27. Таким образом, именно земельно-территориальный вопрос предопределил вынесение решения об объединении Кабарды и Балкарии.

Относительно границ Балкарии НКН РСФСР постановил необходимым определить их «с соблюдением земельных интересов Балкарии… специальной комиссией ВЦИК»28. В результате, 16 января 1922 была образована Кабардино-Балкарская автономная область. Постановление предусматривало установление территориальных границ Кабарды и Балкарии специальной комиссией29.

Вместе с тем, возникли новые проблемы. Претворение в жизнь постановления ВЦИК от 16 января 1922 г. фактически приостановилось. Дело в том, что оно исходило из решения НКН РСФСР от 9 января 1922 г., по которому были определены принципы организации системы власти в объединенной автономии Кабарды и Балкарии. Во главе объединенной КБАО должен был стоять общий областной исполком, составленный на паритетных началах из представителей Кабардинского и Балкарского исполкомов. Примечательно, что постановление распространяло это правило и на Карачаево-Черкесскую АО30.

Такой принцип организации власти не устроил кабардинскую сторону. 10 января 1922 г. за подписью Б. Калмыкова в Наркомнац был направлен документ, в котором говорилось, что делегаты 9-го съезда Советов от Кабардинской области, обсудив протокол заседании Коллегии НКН от 9-го января, признали «целесообразным и жизненно необходимым создать облисполком из представителей Кабарды, Балкарии и иногороднего населения области (казаки, русские, осетины, немцы, евреи и проч.), т.к. такового населения гораздо больше в области, чем балкарцев»31.

Фактически Калмыков встал на путь защиты прав и интересов иногороднего населения Кабарды. На мой взгляд, именно таким образом необходимо интерпретировать действия руководства Кабарды. Они не были направлены против Балкарии. Балкарская делегация, в свою очередь, предложила Кабардинскому исполкому предоставить иногороднему населению, которое «не занимает определенной территории, а вкраплено среди кабардинцев», «соответствующее количество мест из причитающихся ему в облисполкоме»32. Такой подход был неприемлем, т.к. он еще сильнее ущемлял права кабардинского и иногороднего населения Кабарды.

На этом этапе Калмыков решительно выступил против предложенного центром механизма объединения Кабарды и Балкарии. Аналогичность протекания процессов в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии проявилось и в том, что и там процесс объединения затормозился. 21 марта 1922 г. НКН предложил Ибрагимову через Президиум ВЦИК ускорить проведение в жизнь положения о Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных областях33. По всей видимости, все-таки речь может идти о некоем компромиссе, заложенном в основу формирования указанных автономных областей. Его сущность состояла в том, что руководители Кабарды должны были согласиться с принципом паритетной конструкции власти в пользу балкарцев в силу такого же согласия Карачая в отношении черкесов.

В это время до предела обострились кабардино-карачаевские этнотерриториальные отношения. Не случайно, что это произошло тогда, когда в завершающую стадию вступил процесс юнституирования автономных областей Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Этнотерриториальные отношения приняли характер военных стычек34. У. Алиев, характеризовавший эти события как «кабардино-карачаевская война», усматривал их причину в том, что карачаевцы «мечтали о закреплении» за собой части «кабардинских пастбищ»35. По объективным причинам Кабарда не могла на это согласиться.

Кабардино-карачаевскими территориальными отношениями занималась комиссия ВЦИК под председательством Дмитриева36. Вместе с тем, в дело вмешались военные. 25 января 1922 г. в Пятигорске состоялось объединенное совещание командования Северо-Кавказского военного округа с представителями заинтересованных сторон. Было признано необходимым установление нейтральной зоны между автономными подразделениями и введение туда войсковых частей37.

В центре нейтральной зоны находилось карачаевское село Хасаут. Анализ материалов, относящихся к кабардино-карачаевскому территориальному спору 1920-х гг., показывает, что он трансформировался в проблему выяснения административной принадлежности указанного селения. Корни событий уходят в 60-е гг. XIX. В 1868 г. в ходе проведения земельной и крестьянской реформ 125 семей карачаевцев были устроены в Большой Кабарде и поселены в с. Хасаут38, которое до революции находилось в составе Нальчикского округа. Впоследствии после образования Горской Республики село вошло в состав Карачаевского округа, и против этого руководство Кабарды не выступало.

Но в процессе ухудшения кабардино-карачаевских этнотерриториальных отношений на рубеже 1921-1922 г. позиция Б.Калмыкова и других руководителей Кабарды меняется. Они начинают выступать за восстановление границы 1917 г. с Карачаем, т.к. Хасаут стал своеобразным плацдармом, откуда исходила опасность для территориальной целостности Кабарды.

Нейтральная зона фактически охватывала территорию между реками Кич-Малка и Малка. Карачаевцы требовали проведения границы по Малке, а кабардинцы — по Кич-Малке. Все эти проблемы были весьма актуальны в процессе формирования автономий Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Ее решение также носило компромиссный характер, который связывал процессы национально-государственного строительства в указанных этнополитических образованиях. Более того, он пришел на смену принципа паритетности в конституировании системы власти, т.к. руководство Кабарды заняло принципиальную и последовательную позицию неприятия принципа паритетности.

21 апреля 1922 г. Кабардинское Представительство препроводило в Президиум ВЦИК и НКН РСФСР докладную записку исполкома Кабардинской АО, в которой указывалось, что «местные условия не позволяют до сего времени сконструировать областной исполком…, причиной чему является решительный протест населения Кабарды, права коего приравнены к правам населения Балкарии численностью в десять раз меньшего». Кабардинский исполком предлагал, чтобы каждая национальность представительствовала в областном исполкоме пропорционально количеству своего населения39.

Коллегия НКН на своем заседании от 19 июня посчитал нецелесообразным изменение постановления ВЦИК от 16 января 1922 г. При этом, что странно, Коллегия НКН исходила из того, что «организация объединенного исполкома на паритетных началах единственно правильный путь изживания недоразумений между Кабардой и Балкарией»40. Но именно постановление ВЦИК от 16 января в данном случае было источником недоразумений.

Наркомнац обязал руководителей Кабарды и Балкарии, Калмыкова и Энеева, в двухнедельный срок организовать объединенный исполком на паритетных началах и предложил Наркомфину не отпускать никаких средств по открывающимся кредитам ни Кабарде, ни Балкарии впредь до организации объединенного исполкома41.

Решимость НКН во что бы то ни стало завершить процесс объединения Кабарды и Балкарии объяснялась тем, что таким образом можно было решить земельный вопрос балкарцев. К этому времени был накоплен большой объем информации комиссией Дмитриева, занимавшегося сбором материалов по земельному вопросу в регионе. В марте-апреле 1922 г. представители многих сел Балкарии направили в комиссию прошение о предоставлении им кабардинских земель42.

В результате Президиум ВЦИК 22 июня 1922 г. принял постановление об этнотерриториальном разграничении Кабарды и Балкарии в рамках объединенной автономии43. Оно удовлетворяло земельные интересы Балкарии.

Указанное постановление затрагивало вопрос о хуторе Долинском, являвшемся предметом противоречий между Кабардой и Балкарией. Он был признан «неотъемлемой частью г. Нальчика»44.

В целом постановление было приемлемым для обеих сторон. Балкария получила кабардинские земли, на которые претендовала. Важнейшим императивом, влиявшим на позицию руководителей Кабарды по вопросу урезания ее национальной территории в пользу Балкарии, явилось то обстоятельство, что постановление ВЦИК исходило из существования объединенной автономной области. Положительный момент для Кабарды состоял в том, что ВЦИК в качестве, по всей видимости, «компенсации» этим же постановлением утвердил ее административные границы с Карачаем по реке Кич-Малка45, т.е. как хотела Кабарда.

Конструирование облисполкома к тому времени еще не завершилось. ВЦИК 3 июля предложил НКН РСФСР рассмотреть вопрос о выделении Балкарии в автономную область46. 7 июля 1922 г. ВЦИК и НКН РСФСР получили телеграмму от Калмыкова. В ней было указано, что между кабардинским и балкарским народами нет серьезных разногласий, и земельный вопрос между ними решен ВЦИКом. Калмыков считал, что «создание Кабардино-Балкарской области на паритетных началах вызовет лишь развитие и углубление национализации (так в документе — АК.) как среди балкарского, так кабардинского и других народов» и предлагал отменить постановление ВЦИК от 16 января47.

Наркомат по делам национальностей, понимая всю сложность ситуации, принял следующее постановление: 1. а) полагая, что главной причиной трений между Кабардой и Балкарией является земельный вопрос, приобретающий особо важное значение в связи с тяжелым положением скотоводческих горских племен на Кавказе вообще и стихийным переходом их к земледелию, сопровождающимся постепенным переселением на плоскость, признать выделение Балкарии из объединенной Кабардино-Балкарской автономной области в особую автономную область не желательным и не соответствующим развитию экономических и культурных сил как Балкарии, так и Кабарды; б) отметить, что решение президиума ВЦИК от 20/VI (так в документе — АК.) исходит из существования единой КБАО, тесно объединяющей Кабарду и Балкарию и поэтому выделение Балкарии потребует пересмотра земельного вопроса; в) полагая необходимость существования объединенного Кабардино-Балкарского облисполкома на паритетных началах и принимая во внимание большое число населяющих Кабардинскую область нацменьшинств, НКН находит возможным согласиться с предложением создать объединенный исполком с представительством 1/3 от Кабарды, 1/3 от Балкарии и 1/3 от нацменьшинств, населяющих Кабарду48.

С учетом того, что руководство Кабарды требовало пропорционального количеству населения представительства в облисполкоме, надо признать, что такое решение шло вразрез с требованиями и интересами кабардинцев. Что касается балкарцев, то такое решение они восприняли положительно. Балкария получила земли, а также облисполком формировался не пропорционально количеству населения. 22 июля НКН отправил в Орютдел ВЦИК заключение по вопросу о выделении Балкарии в автономную область, в котором говорилось о том, что «представители Балкарии (т. Энеев, т. Гемуев и др.) категорически высказываются против выделения Балкарии в АО (выделено мной — АК.)»49.

В результате в 1922 г. процесс конституирования Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных областей завершился.

Подводя итоги анализу национально-государственным процессам в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, необходимо отметить, что основными факторами, предопределившими образование объединенной автономии, были характер и принципы решения земельно-территориальных вопросов и вопросов конституирования органов власти. Важное значение имело то обстоятельство, что эти проблемы оказались взаимосвязаны и взаимообусловлены, определяя характер развития ситуации в области национально-государственного развития в начале 1920-х гг. Несмотря на существовавшие и существующие до сих пор определенные проблемы необходимо признать, что проект национально-государственного устройства кабардинского и балкарского, карачаевского и черкесского народов в форме объединенной автономии оказался объективно жизнеспособным.

А. Г. Кажаров
к.и.н., доцент КБГУ (г.Нальчик)

Примечания:

1 История национально-государственного строительства в СССР. Национально-государственное строительство в СССР в переходный период от капитализма к социализму (1917-1936 гг.). М, 1968. С. 245-247.
2 Там же, с. 121.
3 Ерещенко Г. А. Чечено-Ингушская АССР: начальный этап, развитие, совершенствование // Национально-государственное строительство в Российской Федерации: Северный Кавказ (1917-1941 гг.). Майкоп, 1995. С. 116.
4 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 7. Л. 94.
5 Там же. Д. 432. Л. 96-97об.
6 ЦГА КБР Ф. Р-201. Оп. 1. Д. 33. Л. 1.
7 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 3.
8 Там же. Л. 4-4об.
9 ЦГА КБР. Ф.Р-23. Оп.1.Д.1.Л.18.
10 Там же. Ф.Р-376. Оп.1. Д.4. Л. 31
11ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 8. Л. 97.
12 Там же. Л. 104.
13 Там же. Д. 10. Л. 30.
14 Там же.
15 Там же. Л. 29.
16 ЦГА КБР. Ф.Р-376. Оп.1. Д.2. Л. 14.
17 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1.Д. 10. Л. 1.
18 Там же. Л. 22б-22в.
19 Тере. Март 1993. № 24; Балкария. Июль 2005. № 3(17).
20 Жизнь национальностей. 21 августа 1922 г. № 7 (152).
21 Там же.
22 ГАРФ. Ф. 1318. Он. 1. Д. 10. Л. 1.
23 Язькова А. Конфликтный потенциал «двухсубъектных республик» Северного Кавказа — Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии//Бюллетень № 1 (сентябрь-ноябрь). «Конфликт-диалог-сотрудничество». Эгеополитическая ситуация на Северном Кавказе. М., 1999. С.70.
24 Чистяков О. И. Конституция РСФСР 1918 года. Изд. 2-е, переработанное. М., 2003. С. 206.
25 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 108. Л. 1.
26 За власть советов в Кабарде и Балкарии. М., 1957. С. 415, 436.
28 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 432. Л. 6-7.
29 Там же. Д. 10. Л. 22б-22в.
30 Административно-территориальные преобразования в Кабардино-Балкарии. История и современность. Сб. док. Нальчик 2000 С 95-96.
30 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 10. Л. 22б-22в.
31 Там же. Л. 84.
32 Там же. Л. 85.
33 Там же. Д. 12. Л. 135.
34 Русские на Северном Кавказе. М, 1996. С. 309.
35 Алиев У. Д. Карачай. Ростов-на-Дону, 1927. С. 204. 36Русские на Северном Кавказе… С. 66.
37 ЦГА КБР Ф. Р-264. Оп. 1. Д. 56. Л. 1.
38 Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII-XIX в. М., 1974. С. 229.
39 ГАРФ. Ф. 1318. Оп. 1. Д. 16. Л. 61.
40 Там же. Д. 15. Л. 50.
41 Там же.
42 Там же. Ф. 5677. Оп. 5. Д. 32. Лл. 127, 130, 131, 138-141, 162.
43 ЦГА КБР. Ф. Р-8. Оп. 1. Д.7. Л.39.
44 Там же.
45 Там же.
46 ГАРФ. Ф. 1318.0ц. 1.Д. 16. Л. 112.
47 Там же. Л. 54.
48 Там же. Л. 29.
49 Там же. Д. 55. Л. 34.

Источник:
Кавказоведение: опыт исследований
Материалы международной научной конференции (Владикавказ, 13-14 октября 2005 г.)

Если интересно, посмотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

57 − = 54