2. Предвидя не в далеком будущем переселение

После 1846 г., т. е. с наделением землей «по высочайшему повелению на Боргустане» аула Абукова, «переселенческая одиссея» его жителей не закончилась. Они испытывали большие трудности из-за малоземелья для хлебопашества, пастбищ, разведения фруктовых садов. Об этом было сказано в докладе поземельной комиссии о принятых в Кабарду абуковцах. Проблемам места жительства абуковцев и наделения их землей посвящены также докладная записка и прошение доверенных общества селения Абукова к начальнику Георгиевского округа: эфендия Ахмета Бженикова, Закирьи Абитова и Долет-Гирея Барсукова от 15 декабря 1871 г. и 6 марта 1872 г. Они, «предвидя не в далеком будущем переселение свое с настоящего места жительства и оставление столь дорогих пепелищ и могил предков своих» и связанные с ним неудобства, и, в частности, «не привычки… вообще к тому образу жизни, какой ведут наши соплеменники», просили отвести их «небольшому, но честному обществу» землю на Эшкаконе и Абуковском участке, чтобы «сохранить свой честный и трудолюбивый образ жизни». Окружное начальство препроводило докладную записку доверенных общества селения Абукова к начальнику Терской области, ходатайствуя наделить 49 дворов аула «из казенной земли по 30 десятин на двор во внимание к действительно хорошей их жизни и весьма порядочного поведения».
Приведем имена и фамилии жителей аула Абукова за 1871 г.: Шелох Бжеников, Закирья Абитов, Тлимахо Бжеников, Хачимахо Бжеников, Аслан Шалов, Хажали Гоов, Уважуко Шенахов, Ильяс Губалов (Кубалов), Харис Оброко (Аброков), Магомет Псануков, Али Псануков, Камбот Гендугов, Мамыш Коков, Ахмет Чулако, Давлетгирей Амашуков, Огурли Лакушев, Умар Мекеров, Давлет-гирей Барсуков, Индрис Вакачев, Нагой Теуважев, Исмаил Курашинов, Уразали Теуважев, Бот Теуважев, Шумахо Дугунов, Тох Нагоплежев, Теуна Аляпов, Машуко Кушхов, Миза Кушхов, Шамиль Кушхов, Кумаль Афаунов, Кумаль Бабугоев, Хатыр Бабугоев, Уважуко Бабугоев, Ильяс Бжахов, Абдула Бжахов, Бекмурза Бжахов, Боргустан Мажанов, Цыкуна Котов, Огурли Мекеров, Шу Мидов, Шубат Эльчапаров, Гула Беслинеев, Темрюко Гендугов, Долтуко Бестешхов, Альмако Тутсев, Бадзидза Навицов, Даус Гендоов.
Докладная записка доверенных аула Абукова вместе с этим списком на 49 дворов его тогдашних жителей 31 декабря 1871 г. были препровождены начальству с ходатайством наделить их землей по 30 десятин каждый двор. Однако, как отмечено, в просьбе было отказано.
Это было первое ходатайство общества аула Абуково к начальнику округа, а через него к наместнику Кавказа с просьбой наделить их участками, положенными после проведения земельной реформы. Еще раньше отдельные абуковцы настойчиво и довольно-таки смело заявляли о своих правах, в частности, о своем свободном происхождении и получения земли. Крестьяне Батырбей Барсуков, Уразали Теуважев и Кишуко Карданов 12 декабря 1867 г. обратились к полковнику Нуриду с прошением, в котором они напоминали, что по воле наместника Кавказа — стали свободными с 1864 г. и «обязаны избрать для себя род жизни, к какому пожелаем обществу… По случаю происхождения нашего из кабардинского племени мы избрали себе по жизни во вверенном Вам Кабардинском округе… желаем поселиться в оном месте».
Вышеупомянутые и последующие архивные документы свидетельствуют: вся история аула Абукова после земельной реформы в Кабарде характеризуется упорным и настойчивым стремлением его жителей для получения земли, на которой можно вести достойную жизнь.
В 1877 г. 46 кабардинских семей (дворов из аула Абуково), живших до этого времени без каких-либо притеснений на участках земледельцев Беслана Абукова и Саркиса Тамбиева, подняли вопрос о переселении. Так как в настоящее время земледельцы Беслан Абуков и Саркис Тамбиев требовали освобождения земли, ими занимаемой. Абуковцы просили Его превосходительство начальника области разрешения о поселении «между речками Подкумок и Эшкаконом», предоставив им 1500 десятин земли, состоящей в пожаловании мало-кабардинцев4. Просьбу, после длительного «мурыживания» по многим инстанциям, рассмотрели. И отказали. Не потому ли абуковцы, впоследствии составившие костяк переселенцев на Золку, вынуждены были на 12 км подняться выше в горы и основать новое поселение. Ответ может быть один: именно поэтому. Здесь же, это обращение от 46 дворов было дополнено просьбой о выделении участков на Зольских пастбищах для переселения (это было «пробным шаром» на получение нынешней территории Залукокоаже). Отказ пришел с такой формулировкой: «Просьбу Абуковского аульного общества, относительно отвода части Зольских пастбищ для хлебопашества следует признать неподлежащей удовлетворению».
К 1877 г. уже действовала новая земельная реформа и, естественно, реальной стало расселение аулов Большой Кабарды. Земля была отмежевана для каждого аула, т. е. лишних земель нигде не было. Поэтому «общества этих аулов не желают принять к себе в среду Абуковских жителей». Сами землевладельцы Беслан Абуков и Саркис Тамбиев вроде бы их сразу «не прогоняли», но «медленно затягивали петлю» по существовавшим тогда правовым нормам владения землей. Рапорт от имени 46 дворов подал сам «г-н начальник Пятигорского округа полковник Мазарский»! Создавалось такое впечатление, что этот полковник выражает больше сочувствия жителям, чем Беслан Абуков и Саркис Тамбиев, которые не один год прожили с ними как односельчане.
Отдельное прошение (который раз) подали Начальнику Пятигорского округа от общества селения Абуково: Яхья Абитов, Ильяс Бжахов и Ахмед Бжеников. Они прямиком пишут: «…Наша земля не принадлежит никакому сельскому обществу, а составляет достояние всего кабардинского населения».
Действительно, абуковцы, жители 46 дворов оказались в таком критическом положении, что даже некоторые чиновники Центра Кавказской линии способствовали решению их вопроса.
Прошение за прошением, рапорт за рапортом от абуковского сельского общества поступали к начальнику Терской области и наместнику Кавказа.
«Для нашего селения за произведение сенокошения и пастьбу скота уплачиваем землевладельцам по недостаточности пастбищ и иных сенокосных мест приобретаем покупную у казаков соседствующих станиц с уплатой высокой цены за сено». Такие обращения, в которых настойчиво отстаивали свои права, подписывали все 46 дворов. Кто не владел русским языком, тот ставил подпись на арабском. Документ обязательно заверялся официально. Так было с рапортом на имя начальника Терской области 26 ноября 1876 г.
Землевладельцы Беслан Абуков и Саркис Тамбиев принуждали абуковцев освободить принадлежащие им земли потому, что те не хотели признать себя их подданными, т. е. владельцами этих крестьян. А жители аула Абукова всегда были свободными.
К началу 70-х гг. XIX в. «переселенческая одиссея» аула Абуково получила новое продолжение. Это было связано с тем, что его жители все чаще, острее и обоснованнее ставили вопрос о получении земли. По воспоминаниям старожилов, дошедшим до сегодняшних дней, нашлись влиятельные люди, которые и после завершения земельных преобразований в Кабарде (1863—1869) продолжали претендовать и на земли, которые после реформы получил аул с правом общинного пользования.
Необходимость переселения Абукова стала особенно острой, когда в одну из зимних ночей его жителей постигло стихийное бедствие: почти весь аул был накрыт лавиной, сошедшей с гор, под которыми он располагался.
Несмотря на трудности, Абуково к концу 70-х гг. XIX в. становится одним из лучших населенных пунктов округа. Любимым занятием абуковцев было коневодство. Поданным посемейного списка села, составленного в 1886 г., общее количество кабардинских лошадей, имевшихся у абуковцев, достигало более чем 1700 голов, молодые люди увлекались наездничеством, были лихими наездниками в соревнованиях конников. В 1872 г., например, состоялись нальчикские призовые скачки, в которых участвовали 35 лошадей кабардинских и некоторых других заводов. Наездников-победителей ожидали солидные денежные вознаграждения. «Третий приз «выскакал» Шолох Бжеников из сел. Абуково. Возраст его гнедого мерина одиннадцать лет», — пишет С. Н. Бейтуганов в своей книге «Кабарда в фамилиях».
Наряду с основным занятием населения — земледелием и скотоводством, большую роль в жизни крестьян играли промыслы, которые обеспечивали их сельскохозяйственными орудиями, различными предметами домашнего обихода. Среди жителей Абуково славились мастера шорных дел Астемир Карданов, Харун Булгаров, Шока Бжеников, мастерицами но изготовлению бурок, шапок были Шарифа Бабугоева, Дуз Бжахова, Дез Кушхова, Хыдэз Теуважева; мастерами кузнечных дел были Махтиш и Зачи Бжаховы, Таиб Кушхов.
Как свидетельствуют архивные документы, жители сел. Абуково также хорошо понимали толк в земледелии. Одними из первых в Кабарде они начали выращивать пшеницу, не отказываясь, разумеется, от традиционных, издавна культивируемых ячменя, проса и кукурузы. 26 сентября 1843 г. по расписке было выделено «поручику (впоследствии полковник. — М. Б.) Хатажуко Абукову 60 мер» семенного зерна озимой пшеницы. Это количество в три раза превышало то, которое в тот же день вместе с ним получили другие уорки «для опытного посева». Хатажуко Абуков старался не только и не столько за себя и своих родственников, сколько за всех жителей аула, который в те годы, т. е. еще до «переселения в Бургустан», владел добротными землями на Баксане.
Небезынтересны и такие цифры. Посемейный список показывает довольно высокий уровень грамотности среди абуковцев — 12%. Если сравнить с устоявшейся в исследованиях цифрой 1,2% грамотности среди нашего населения до 1917 г., это в десять раз больше. Русским и арабским языками или одним из них свободно владели и на них умели писать многие жители сел. Абуково, среди них Лакушев Каракоз Огурлиевич, его брат Махмуд, сельский мулла, Кубалов Гулла Ильясович, Теуважев Бот Мокович, Теуважев Яхья Уршукович, Бжеников Шолох Шокарович, его братья Ахмед, Махмуд, помощник сельского старшины, Барсуков Долэтгери Ба- тырбиевич, Тамашев Базиза Сабанович, Хакиров Кайсын Муха- медович, Шалов Шухаиб Асланович и другие. Все главы семейств Абуковых: Матгери, Беслан, Исмаил и Тембот были образованными людьми. Такая традиция абуковцев — стремиться к знанию, стараться быть грамотными людьми существует с начала XIX в., т. е. с момента основания села, и если учесть, что традиции соотнесены с понятием «закономерность», можно считать совсем не случайным тот исторический факт, что первый адыг, окончивший московский университет, Дмитрий Степанович Кодзоков (Лукман Магомедович), видный общественно-политический и культурный деятель Кабарды второй половины XIX в. родился, как пишет известный ученый, профессор Туган Кумыков, именно в сел. Абуково (Некоторые историки считают, что этот факт требует уточнения. Но бесспорно одно: из селений Кабарды Абуково Д. С. Кодзоковым воспринималось ближе к сердцу.).

Нелегко было абуковцам осуществить новое, четвертое по счету переселение. Но и оставаться в горах под угрозой лавин не могли. Как это происходило, какие трудности испытали они летом и осенью 1904 г., как обустраивались на Золке — все сохранилось в воспоминаниях, в этих не зафиксированных на бумаге, но сохраненных в памяти залукокоажцев. Представители старшего поколения жителей села, «предвидя в недалеком будущем переселение свое с настоящего места жительства и оставление сталь дорогих пепелищ и могил предков своих», заранее готовили односельчан к неудобствам и испытаниям переезда, чтобы «сохранить свой честный и трудолюбивый образ жизни».

Бжеников М.М. «Абуково-Залукокоаже: История и судьбы». 2016 год.

Если интересно, посмотрите также:

  • 10. Навечно в памяти народной10. Навечно в памяти народной Когда началась Великая Отечественная война 300 залукокоажцев отправились на фронт защищать Родину. Из них 92 не вернулось с полей сражений. Без громких слов, с отцовским наказом в сердце […]
  • 5. На службе народной власти5. На службе народной власти Летом и осенью 1917 г. политические страсти в России стали бурно накаляться. Прав был поэт, написавший такие строки: «В терновом венце революции грядет 17-й год». Но таким венцом были […]
  • 6. Крутой поворот от военного коммунизма6. Крутой поворот от военного коммунизма Как мы отметили, заседания проводились часто, проблемы ставились с энтузиазмом. Вскоре выявился, выражаясь современным языком, в деятельности исполкома застой. Повторялись одни и те же […]
  • 9. Залукокоаже в годы Великой отечественной войны9. Залукокоаже в годы Великой отечественной войны В истории нашего многонационального Отечества есть немало дат, которые наши народы помнят и чтят, гордятся ими, и как эстафету передают из поколения в поколение. Однако нет, пожалуй, […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

7 + = 14