О местожительстве и потомках Ш. Б. Ногмова

Все существует во времени и пространстве. Существование кабардинских аулов и селений без связи со временем и местами топографии тов. Турчанинова Г. привело к печальной путанице и искажению известных фактов. Автору вполне достаточно было узнать, что селение Каменномостское в русских источниках называлось аулом Кармова. Аул Кармова всегда был на том месте, где сейчас селение Каменномостское.

Я вынужден коснуться генезиса Ногмовых в сел. Каменномостское. Три брата Дагаза, Бышен и Камбулат по фамилии Шапсыг жили среди кахе (кахе — одно из адыгейских племен). Хапов Эльмурза убил Камбулата, а Бышен отомстил за брата, убив Эльмурзу Хапова. Хапов княжеский род Адыгеи. Бышен и Дагаза бежали от смерти в Кабарду и попали, в конце концов, в интернациональный аул Хажи-Кабак (по-кабардински Хажихабле) у горы Бештау. Сыновья Клыша Дагазовича по порядку старшинства: 1) Батако, 2) Тыра, 3) Мирзабеч и 4) Кербеч. По освобождению от крепостной зависимости Клыш со своими родными и двоюродными братьями получил от настоящих Ногмовых — фамилию Ногмов. Такой обычай был в Кабарде, что кабардинские дворяне при освобождении своих крепостных сами часто давали им фамилию. На этом основании существует в селении Псыгансу весьма неприятная кабардинская фамилия Хаваяшхов (по-кабардински значит «глава навоза»), данная дворянином при увольнении от крепостной зависимости этим людям по манифесту Александра II.

Очень много было в Кабарде однофамильных двух родов — дворянского рода и простого рода. Поэтому кабардинцы различали, прямо пользуясь зачастую русскими порядковыми числительными в таких дуалистических фамилиях, два рода: «первые» и «вторые».

На стр. 6 книжки «Шора Ногмов. 1844—1944 гг» тов. Турчанинов в предисловии пишет по случаю столетия безвременной смерти Шоры: «Юбилейная сессия проведена также в сел. Каменномостском, Нагорного района, где жил и работал Шора Ногмов». Шора Ногмов в сел. Каменномостском никогда вовсе не жил и не работал. Он умер на 9 лет раньше до переселения сюда аула Кармова, где сейчас сел. Каменномостское. До кончины Шоры здесь никакого иного аула или аула Кармова не существовало, тут было пусто. Шора умер в Петербурге 10(22) июня 1844 года, а аул Кармова тут основался только в 1852 г. [на старых картах указано укр. Каменный мост и только с 1869 года аул Кармовых — прим. А.С.]

От Бышена происходит род Бишеновых и от Дагаза — отца денщика Шоры Клыша — происходит весь род Ногмовых в сел. Каменномостском. По нашим правильным кабардинским традициям, в целях предотвращения близкородственного размножения, пока не разрешается женитьба между людьми родов Бишеновых и Ногмовых. Представители Бишеновых и Ногмовых и другие старики хорошо знают о родстве этих двух родов. При свадьбах и тризнах они ведут себя как один род.

Тов. Турчанинов к объяснению аула Кармова подошел метафизически, без всякого движения, в полном статическом состоянии, т. е. аул Кармова якобы всегда был здесь, где сейчас селение Каменномостское, и больше ничего. Это, в конце концов, привело к заблуждению людей и продолжает путать умы наших товарищей.

В марте месяце 1960 г. произвели присвоение названий улицам сел. Каменномостского. Улица, на которой живут дети денщика Шоры Клыша — ныне Ногмовы, названа улицей Ногмовых. Так названа улица не вообще именем Шоры или в память его, а именно с констатированием, что Шора жил здесь и Ногмовы живут теперь тут.

На мое возражение председателю сельсовета тов. Кумыкову Хажисмелю Адиловичу и секретарю парткома тов. Беканову Хабилю, что здесь не жил и не был Шора, они мне ответили, что жительство Шоры в сел. Каменномостском установлено. Я, конечно, не возражаю, чтобы и в других селениях или городах нашей республики улицы или другие объекты были названы именем Шоры,, но я возражаю против извращения исторического факта.

С 1944 г. историки и филологи учат нашу молодежь, что Шора жил в сел. Каменномостском. Однако старожилы самого сел. Каменномостского и сел. Хажихабла (восточная половина сел. Малки), правобережной половины сел. Псынадахи, поселка Этоко и единицы в других местах Кабарды точно знают, что Шора никогда не жил и не был в сел. Каменномостском, он был хажхаблинец, он жил в Хажхабле.

Лингвистически слово карма по-абазински обозначает «калина». Мальчик, родившийся в калиновой роще, был назван Карма. В конце концов от этого мальчика Карма образовался кабардинский дворянский род Кармовых. Историю аула Кармово мы можем вести издалека, но нам вполне достаточно начинать ее со времени дислокации аула Кармово на территории г. Пятигорска, где сейчас ул. Кабардинка.

В «Кратком биографическом очерке Шора-Бекмурзина-Ногмова» ко второму изданию 1861 г. «Истории адыхейского народа» Берже писал: «Шора Бекмурзин Ногмов родился в бывшем ауле Ногмова, на р. Джуце, близ Пятигорска, и, как должно полагать, в 1801 г.» Это совершенно правильное положение Берже «уточняет» тов. Турчанинов в книжке «Шора Ногмов». Он пишет (стр. 21): «Шора Ногмов родился, как можно полагать, в 1801 г. Родного его аула Ногмова, на реке Джуце, недалеко от аула Каменномостского Кабардинской АССР, давно уже не существует».

От речки Джуцы на юге по порядку близости расположены были в 1944 году и в данное время здравствуют и развиваются на своих местах кабардинские населенные пункты: поселок Этоко в 7 км, селения Залукокоаже, Шардаково, Залукодес, Зольское, Псынадаха и Малка. Сел. Каменномостское по любой колесной дороге дальше от речки Джуцы, чем сел. Малка, а по воздушной линии они отдалены от нее почти одинаково. Тов. Турчанинов не пишет, что бывший аул Ногмова на р. Джуце был поблизости из этих шести кабардинских селений, а повествует: «…недалеко от аула Каменномостского…» Если предположить, что бывший аул Ногмова был на левом берегу р. Джуцы, то до сел. Каменномостского нужно переехать 5 речек: Джуца, Этоко, Большая Золка, Малая Золка и Малка. Переехать 5 речек, кабардинец скажет — это далеко. Тов. Турчанинов легко и без особого размышления и труда решает вопросы: бывший аул Ногмова на р. Джуце пером подносит, пододвигает и приближает к теперешнему сел. Каменномостскому для превращения Шоры в жителя сел. Каменномостского.

На стр. 23 «Шора Ногмов» тов. Турчанинов пишет: «По запустении родных мест на Джуце, Шора переселился в аул Хаджи-Кабак у горы Бештау. Это очень сложный интернациональный аул по своему происхождению там живших людей и положивших начало многим кабардинским родам назывался на карачаево-балкарском языке Хаджи-Кабак; а на кабардинском — Хажихабла. Этот аул Хажихабла положил основу и развил ныне существующий интереснейший хажихаблинский акцент кабардинского языка.

Хажихаблинцы кабардинский язык неимоверно и несуразно путают, а посему они являются объектом смеха других кабардинцев». На той же странице он пишет: «Миссионер Гендерсон, посетивший 26 сентября 1821 г. аул Хаджи-Кабак, с целью повидаться с Шорой…»

Хажихаблинцы сейчас составляют больше 1 % всех кабардинцев. Мы в состоянии написать родословную всех кабардинских хажихаблинских родов. От основателя аула Хажихабла на карачаево-балкарском языке Хаджи, а на кабардинском — хажи, который был по национальности кумык, происходит кабардинский дворянский род Аджиевых.

Второй огромный кабардинский хажихаблинский род — род Хажногоевых образовался от Хажи-Ногой, по национальности ногаец, который одним из первых переселился к Хажи у горы Бештау. Затем к аулу Хажихабле примкнул карачаевец Машуко, от которого также образовался большой кабардинский хажихаблинский род Машуковых. К этому интернациональному ядру Хажихабле у горы Бештау присоединился абазинец Хуран — родоначальник кабардинского хажихаблинского рода Хурановых. Затем к ним переселяется один из родоначальников рода настоящих Ногмовых по происхождению из абазехов Бекмурза или Шора или оба вместе.

Примерно в 1829 году аул Хажихабла из-под горы Бештау переселился на левый берег реки Малки, где сейчас хутор Прогресс [пост Известный брод — прим. А.С.]. Годом позже аул Кармово, который был на территории города Пятигорска по ул. Кабардинка, переселяется и присоединяется к аулу Хажихабла. Затем здесь к ним — Хажихабле и Кармахабле — присоединяется Абзыванхабле (теперешнее сел. Куркужины). Эти три хабле были отдельными частями этого соединенного населенного пункта. Этот объединенный кабардинский аул на этом месте был с 1829 г. (приблизительно) по 1852 г., и он административно по-русски именовался аулом Кармовым.

В бытность Хажихабле, Кармхабле и Абзыванхабле на левом берегу реки Малки своих покойников хоронили только на правом берегу реки Малки, на старом кладбище Хажихабле (восточная половина сел. Малки), т.е. на горе возле чайной, стоящей у моста госдороги. На этом кладбище стоит необыкновенно большой каменный памятник, поставленный Абзыванову Исламу, умершему в 1831 г., или в 1250 г. хиджры. На этом кладбище рядом с этим памятником стоит такой же большой другой памятник Абзыванову Галабеку, умершему в 1841 г., или в 1260 г. хиджры.

Весьма интересно, что это кладбище дает нам возможность установить, что в 1829 — 1831 гг. кабардинцы еще хоронили по старому способу своих покойников, т. е., в частности, поверхность могилы вместо холмика вымащивали камнями (здесь малкинскими булыжниками).

На стр. 34 «Шора Ногмов» тов. Турчанинов пишет: «Расставаясь с академиком Шёгреном после совместных двухнедельных занятий, Шора пригласил своего друга приехать в аул Кармово на Малке». 21 сентября того же 1837 г. Шёгрен осуществляет эту «давно задуманную поездку». На этой же странице написано из дневника Шёгрена: «…часа в два прибыл я к месту моего назначения в Кармов аул, где у меня верный Шора, верный дом». Академик Шёгрен к Шоре приехал в Хажихабле, расположенном на том месте хутора Прогресса, где со своей семьей и хозяйством жил Шора, а не на то место, где теперь сел. Каменномостское, которое в прошлом называлось аулом Кармово.

Как раз из города Пятигорска с базара на порожней бричке, запряженной хорошей парой лошадей, доезжали до Хажихабле за 2 часа езды. Из г. Пятигорска до сел. Каменномостского на очень хороших лошадях по ближайшей колесной дороге можно доехать только за 3 часа.

На стр. 62 — 63 «Шора Ногмов» тов. Турчанинов приводит: «Это же в других словах акад. Шёгрен повторяет в 1837 году в письме к акад. Френу из Владикавказа». «В Каррасе я узнал, что Шора Бекмурзин Ногмов, который несколько лет служил в Петербурге и там занимался под руководством нашего прежнего сочлена Шармуа черкесской грамматикой по кабардинскому диалекту, таковую вкратце на русском языке закончил и теперь живет в 35 верстах южнее Пятигорска». Три точки — город Пятигорск, селения Малка и Каменномостское — образуют треугольник. От г. Пятигорска до сел. Малки 35 км, от сел. Малки на запад по правому берегу реки Малки до сел. .Каменномостского 24 км. И от г. Пятигорска до сел. Каменномостского по ближайшей колесной дороге 50 км.

В указанном «Кратком биографическом очерке Шора-Бекмурзина-Ногмова» Берже писал: «После Шоры Ногмова осталось семейство, состоящее из жены, трех сыновей и дочери; в настоящее время живет в ауле Кармово, на Малке, близ поста у Каменного моста. Старший сын, поручик Урустам Шора Бекмурзин Ногмов, воспитывался в Павловском кадетском корпусе, служил в гусарах, а теперь живет в своем ауле».

Предводитель аула Кармово офицер, старшина своего аула Кзыльбеч Мастафович Кармов занял первым усадьбу 100 метров от Каменного моста на правом берегу реки Малки. Теперь на этой усадьбе живет младший родной брат незабвенного Кашежева Талиба Псабидовича Цацу. Первые основатели аула Кармово расположились своими усадьбами с примыканием непосредственно[189] к Каменному мосту на правом берегу реки Малка. Пост был в нескольких десятках метров от Каменного моста на левом берегу. Рвы, окружавшие пост, и сейчас хорошо заметны, его пороховица стоит целехонькая, являясь хлевом хозяина, на дворе которого она существует «…близ поста у Каменного моста». Пост у Каменного моста, а «в ауле Кармово, на Малке, близ поста у Каменного моста», т. е. недалеко был аул Кармово от поста. В то время место аула Кармово у Каменного моста было пусто, а аул Кармово был на территории хутора Прогресса на левом берегу реки Малка в 24 км от поста.

Материалы, легшие в основу для составления Берже «Краткого биографического очерка Шора Бекмурзина Ногмова», были получены так или иначе от военных лиц — от г. капитана генерального штаба И. И. Стебницкого или от начальника Кабардинского округа, г. генерал-майора кн. В. В. Орбелиани. Военщине, разумеется, был значим и известен пост, а посему тогдашний аул Кармово, находящийся на востоке от поста в 24 км, соотнесли по пространственной близости к посту.

Старший сын поручик Урустам. который осуществил третье издание труда своего отца Шоры «История адыхейского народа» в 1893 г. в г. Пятигорске, умер примерно в девяностых годах прошлого века и похоронен в его родном ауле Хажихабла. Никогда Ерустам не жил в ауле Кармово у Каменного моста и у поста. Имеются люди, сбитые с толку и ищущие место усадьбы Шоры и Урустама Ногмовых в сел. Каменномостском. В Хажихабле, сел. Каменномостском, Батахе (выселенцы из Хажихабла в составе Псынадахи) и поселке Этоке старожили хорошо знают Ерустама, старшину аула Ашабово (сел. Малки), долгое время сельчанина только Хажихабле. Насчет людей, сгруппировавшихся вокруг Атажукина Кази в 1865 г. и готовых взяться за обучение кабардинских детей родному языку, тов. Турчанинов в «Шоре Ногмов» (стр. 70) пишет: «В числе этих лиц оказываются: сын Шоры Ногмова — Ерустам Ногмов (аул Малка)…» Никогда и нигде в Кабарде или на другом месте не было аула Малка. Сел. Малка до Великой Октябрьской социалистической революции называлось административно по-русски аул Ашабово, по-кабардински — Ашабей, на карачаево-балкарском языке — Ашабай-кабак. До Октябрьской революции в административно называвшемся ауле Ашабово длиной в 8 км по сути дела были два селения: Хажихабла и Ашабей. Земли Хажихабла и Ашабей совершенно были разграничены так, как и с соседними селениями.

Дети Шоры

Квадратный дом Ерустама под железной крышей, стоявший недалеко от теперешней баклабаратории в сел. Малка, снесен примерно в 1937 году. Сейчас в бывшей усадьбе Ерустама, а потом наследника его Шамгуна Еришидовича Ногмова живет Алий Гиссович Татарканов. У Ерустама Шоровича с женой Наго Магометовной (девичья фамилия Аджиева) детей не было. Поэтому Ерустам выпросил у своего родного брата Еришида Шоровича сына Шамгуна Еришидовича и Ерустам Шамгуна усыновил. Шамгун парнем приехал из Турции в сел. Малка к Ерустаму.

У Шамгуна Еришидовича Ногмова с женой Кукой (из рода Кармовых сел. Куба) было два сына. Шора, 1910 года рождения, названный по доброй памяти его прадеда, первого ученого Кабарды. Шора цIыкIу (малый Шора) — так звали его хажихаблинцы. Малый Шора Шамгунович был мой ровесник, товарищ детства, умер в 1923 г. Второй сын Шамгуна, от родов которого мать Кука умерла, был назван Хамидом. В роду Ногмовых никого не было тогда, кроме Шамгуна и малого Шоры. Бижев Хацихуна Огурлиевич взял и воспитал Хамида Шамгуновича за добрую память о Шоре и об Ерустаме, которые добро относились к Бижевым, и в частности к бабушке Хацихуны Шыхлык. Бижевы принадлежали к Ногмовым, и они таврили тавром без всяких изменений Ногмовых. Жена Хацихуны Огурлиевича Гашамаша кормила Хамида по одной груди со своим сыном Саидом. В силу этого Хамид Шамгунович стал носить фамилию Бижев.

Бижев Хацихуна Огурлиевич и его жена мать-кормилица Хамида Шамгуновича из сел. Малка переселились в поселок Этоко в 1934 г. Они умерли и похоронены там.

В августе 1918 г. Шамгун убит недалеко от озера Тамбукан горячеводскими казаками. В роду Ногмовых никого не было, кроме малых двух детей малого Шоры и Хамида. Мой отец Дзу Алиевич Афаунов стал опекуном малых Ногмовых и все фамильные ценности Ногмовых: золотые часы, именной с золочеными ножнами кинжал, снабженный монограммной надписью Шоры Бекмурзина Ногмова, и т. д. — хранились у нас. В самое сложное время 1918 — 1919 гг., когда во время гражданской войны сел. Малка переходила то к красным, то к белым, наша семья наследство Шоры Бекмурзовича Ногмова сумела полностью сохранить. В опасные моменты в закапывании этих ценностей я лично принимал участие. Эти ценности мы должны были возвратить по достижении совершеннолетия малому Шоре Шамгуновичу и Хамиду Шамгуновичу Ногмовым. [191]

После установления власти белых в Кабарде в 1919 году вторая жена Шамгуна Ногмова Аджиева (девичья фамилия) Шаризат Карабатыровна со своей матерью Умберек от нас забрали все ценности Ногмовых при свидетелях. Одного из свидетелей живых помню: Теуважуков Хулей, старик — ровесник моего отца — теперь живет в сел. Баксан. Вторая жена Шамгуна потом вышла замуж за Дзуганова Хажи Кайсыновича в сел. Старый Черек и сейчас там живет. Пока у нее найден один сосуд для воды — гогон, которым пользовался Шора Бекмурзович.

Бижев Хамид Шамгунович работал учителем в сел. Сармаково. Он здесь женился на Жриковой Таужан Гилостановне. Затем Хамид учительствовать переехал с женой в сел. Камлюко. В 1940 г. Хамид из сел. Камлюко зольского района ушел на действительную военную службу. В момент начала Отечественной войны 1941 —1945 гг. Хамид был в г. Житомире. В самом начале войны Хамид написал одно письмо жене, что едет на фронт, и он погиб на фронте. Саид тоже погиб в Отечественной войне. Оба молочных брата — Саид Хацихунович Бижев и Хамид Шамгунович Бижев — отдали свою жизнь в борьбе против фашизма за наше отечество.

От Хамида Шамгуновича Бижева остались сын и дочь: Бижев Валентин Хамидович, 17 августа 1940 г. рождения, и Бижева Нина Хамидовна, 10 мая 1941 г. рождения, которые живут в сел. Сармаково, Зольского района. Валентин закончил 10 классов в 1957 г. в сел. Сармаково, сейчас он служит на действительной службе в г. Красноводске. Нина учится в средней школе сел. Сармаково в 8-м классе.

Я считаю нужным заменить паспорта праправнучатам Шоры Бекмурзовича, восстановить у них фамилию Ногмов, оказать им материальную помощь в постройке своего дома и поддержку в дальнейшем их обучении.

Для большей наглядности приведу в компакте родословную праправнучат Шоры Бекмурзовича: 1) Шора Бекмурзович Ногмов; 2) Еришид Шорович Ногмов; 3) Шамгун Еришидович Ногмов; 4) Хамид Шамгунович Бижев и 5) Валентин Хамидович и Нина Хамидовна Бижевы.

На основании изложенных мной фактов, по нашим кабардинским понятиям, обычаям и особенностям, Шора Бекмурзович Ногмов считался и считается сельчанином Хажихабла, а также весь род от Шоры Бекмурзовича хажихаблинским.

В целях исправления допущенного неправильного истолкования, что Шора Бекмурзович жил в сел. Каменномостском, считаю необходимым внести изменения в постановление Президиума Верховного Совета нашей АССР («Кабардинская правда» № 125 (4860) [192] от 24 июня 1944 г.): среднюю школу в сел. Каменномостском переименовать именем Кашежева Талиба Псабидовича, средней школе в сел. Малка присвоить имя Ш. Б. Ногмова.

Найден кремневый пистолет Шоры Бекмурзовича, подаренный старшему чабану Шомахо Казиевичу Хажногоеву в бытность Хажихабла у горы Бештау. Этот пистолет мне передал хажихаблинец 80-летний старик Асланби Бахситович Хажногоев, деду которого пистолет подарил Шора Бекмурзович. Шомахо Казиевич Хажногоев был старший чабан, в его отаре были овцы и Шоры Бекмурзовича. Кош стоял на ручейке Жамукоко близ Хажихабла у горы Бештау. Ночью волки порвали несколько овец и приезд Шоры Бекмурзовича случился к этому происшествию, и он подарил кремневый пистолет бригадиру (лэгьупэжь) Шомахо. Надежда еще окончательно не утеряна что-нибудь найти из собственных ценных вешей Шоры с надписями.

На стр. 56 «Истории адыгейского народа» 1958 г. издании (г. Нальчик) имеется по транскрипции Берже Урустам пометка: «Сына Ногмова звали не Урустам, а Ерустам». Никогда кабардинцы — современники Урустама не говорили Ерустам, и мы, теперешние пожилые кабардинцы, не говорим Ерустам, а непременно произносим Урыстам (кабардинское написание).

Второго сына Шоры звали по-кабардински Ерышыд (русское написание Ерешид). Это арабское слово Рашид, означает на арабском языке разумный, благоразумный.

АФАУНОВ АМУРБИЙ

2 июня 1960 года

Текст воспроизведен по изданию:

Ш. Б. Ногмов. История адыхейского народа, составленная по преданиям кабардинцев. Нальчик. Эльбрус. 1994

 

Если интересно, посмотрите также:

  • Долг Ерустана НогмоваДолг Ерустана Ногмова У многих людей, в силу складывающихся жизненных обстоятельств, возникает необходимость обращаться в кредитно-финансовые учреждения за предоставлением ссуд, кредитов, займов на текущие, […]
  • История образования аула Ашабовых (с. Малка)История образования аула Ашабовых (с. Малка) В истории Кабарды известен дворянский род Ашабовых (Ачабовых) абхазо-абазинского происхождения, представитель которого Миншак Ашабов был знаменитым героем Канжальской битвы 1708 г. под […]
  • Этоко: Маленькое село как большая семьяЭтоко: Маленькое село как большая семья Наша собеседница - глава сельского поселения Этоко Лиана НАГОЕВА. Несмотря на официальную должность, разговариваем мы с ней не только и не столько о работе, сколько о ее ощущениях жизни, […]
  • Об адыго-абазинском населении Пятигорья в период Кавказской войныОб адыго-абазинском населении Пятигорья в период Кавказской войны Одной из особенностей развития отечественной исторической науки на современном этапе является повышенный интерес к дискуссионным военно-политическим аспектам истории включения Северного […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

79 + = 85